Николай Басков: «Я привык быть таким, каков есть. Никогда не придумывал себе имидж»

Автор

Николай Басков в особом представлении не нуждается. Его голос можно слышать практически по всем телевизионным и радиоканалам России и не только. Он – настоящий любимец публики. Первые гастроли Николая Баскова в Германии прошли с огромным успехом осенью 2007 года. И вот народный артист РФ Николай Басков вновь у нас в гостях, но уже не один, а вместе с народной артисткой Украины Таисией Повалий. Накануне этих интерейснейших гастролей мы публикуем эксклюзивное интервью Николая нашему издательству, которое он дал корреспонденту LTC-Media Галине Райш во время его прошлых выступлений в Германии (публикуется в сокращении).

— Многие артисты могут сказать о себе «проснулся звездой». А Вы шли на Олимп шаг за шагом или взлетели ракетой?

— В пять лет мама отвела меня в музыкальную школу, кстати, в Германии, педагоги говорили, что я еще слишком маленький, но мама проявила недюжий напор, смогла убедить, и меня взяли. Своим материнским сердцем, которое, как известно, не обманешь, она чувствовала, ее сыну что-то дано свыше, и грех это растратить. А вообще, она мечтала, чтобы я стал драматическим актером. Папа же пытался из меня сделать спортсмена (поэтому параллельно был бассейн). Я получил второй юношеский разряд по плаванию. Кстати, впоследствии это очень пригодилось, — хорошо развитая грудная клетка и дыхательный аппарат являются одним из необходимых условий оперного пения. Вы спрашиваете «проснулся ли я звездой»? Представьте ребенка, который не знал, что такое отдых, не ходил на дни рождения к ребятам, редко ходил гулять во двор, это ребенок, который вместо того, чтобы гонять мяч со своими сверстниками, сидел часами за пианино. Это ребенок, который засыпал, а в наушниках звучал голос Лучано Паваротти. И который почти наизусть знал оперы Джузеппе Верди. Это ребенок, который с одиннадцати лет стал гастролировать по всему миру, который узнал, что такое кочевая жизнь, насколько это трудно и какую этот труд дает отдачу.

— По мнению музыкальных критиков, Николай Басков — настоящий феномен, талант, который появляется раз в сто лет. Но, как известно, наличие таланта — это только половина пути к успеху. А вторая составляющая?

— Вторая составляющая, это судьба и труд, грандиозный труд. Безусловно, должна быть удача, божья помощь. Артистами настоящими не становятся. Артистами рождаются. И если человеку предназначено выходить на сцену и нести людям свое творчество, он может свернуть с начертанного сверху пути, но в какой – то момент все же выйдет туда, где должен быть. Музыкальные инструменты сделаны людьми, а голос дан богом.

— У Вас прекрасный талант, но эта искренность… Она еще больше подкупает зрителей.

— Я привык быть таким, каков есть. Никогда не придумывал себе имидж. Когда люди надумывают что-то, они теряют собственное я.

— Думаю, не будет преувеличением сказать, что знаковой стала Ваша встреча с Монтсеррат Кабалье. Звезда необыкновенной величины, одна из наиболее выдающихся певиц века, которая по праву считается ведущим сопрано нашего времени во всем мире. Как Вам удалось, скажем так, попасть в поле ее зрения?

— В 2000 году она готовила программу к открытию одной из самых больших площадок в России — Ледового дворца в Санкт- Петербурге. Организаторы концерта Кабалье предложили ей спеть дуэтом с кем-нибудь из русских теноров. Просто на удачу мой продюсер послал ей материал. И она выбрала, полагаясь на свою интуицию, на свой слух, как потом сказала, что «удивительный тембр и сердце едва ли не важнее, чем его голос». Мы спели. Это был сумасшедший успех, был переаншлаг, который возможен только в России (14 тысяч зрителей, хотя «Ледовый» вмещает 13 тысяч).

— Были, наверное, и другие претенденты?

— Как понимаете, спеть с легендарной Кабалье были желающие. Она прослушала очень много записей. Поверьте, было из чего выбирать. Позже Монтсеррат давала интервью российской газете «Московский комсомолец» и сказала: «Басков- это мой вокальный сын. Я никогда не сяду на корабль, если не буду уверена, что он прибудет в нужный порт».

— А кто для Вас самый главный критик?

— Это зрители. Я уважаю труд критиков и критикесс, которые приходят на мои спектакли и концерты. Безусловно, прислушиваюсь к их мнению, принимаю к сведению. Но я знаю, есть только один показатель: ты выходишь на сцену и видишь реакцию зрителей. И невозможно, если в зале от двух до пятидесяти тысяч (а в Нижнем Новгороде у меня было сто тысяч зрителей, я давал концерт на берегу Волги), всех заставить аплодировать. Либо это есть «А-ах!», либо этого нет. А все остальное рассудит время.

— Вы прекрасно смотритесь в дуэте с блестящими женщинами. Легендарная Монтсеррат Кабалье, украинская поп-дива Таисия Павалий, солистка Большого театра Лариса Рудакова… Создается впечатление, что Вы в них влюблены…

— Если честно, я очень подходящий партнер для женщин (улыбается). Никогда не выпячиваюсь, если мы поем дуэт, квартет или секстет. Одна из самых любимых моих партнерш — Лариса Рудакова. Мы пели и в театре, и в консерватории, и в Америке, и в Израиле и у вас в Германии. В творчестве мы настолько близки, что я бы сказал: у нас два голоса, но одно сердце.

— А какой Басков в кругу семьи, среди друзей?

— У меня нет «маски». Есть люди, которые вышли из дома, надели «маску», надели очки, закрыли глаза от всех, образно говоря, и начинают играть, «быть» таким, каким нравится публике. А я такой, какой есть. Со своими недостатками, со своим иногда плохим настроением, со своим, возможно, иногда плохим самочувствием, несмотря на мой молодой возраст. Многие психологи, которые встречались на моем пути, говорили, что нельзя так растрачивать себя. А я не могу по-другому.

— Как Вы проводите свое свободное время? Хотя, думаю, его не так уж и много.

— Для меня самый лучший отдых, это — уехать куда- нибудь на остров в океане.

— Где никого нет, никто вас не знает.

— Не в этом дело. Просто тишина.

— Что бы Вы пожелали нашим читателям?

— Я пожелал бы терпения, уважения, любви друг к другу и знать, что каждый пройденный день не вернешь. Старайтесь получить удовольствие от жизни. Не думайте, что лучшее Вас ждет завтра. Завтра никому не известно.

— Спасибо, Николай, Вам за то, что нашли время для нашего интервью. И хотелось бы пожелать Вам еще долгие годы всегда только аншлагов, любви зрителей и всеобщего «А-ах!».
 

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige