Запретная тема «Зарплата»

В номере 

Автор

ИЛИ «ДЕРЖАТЬ ЯЗЫК ЗА ЗУБАМИ» –
ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО НЕМЕЦКОЙ КОРПОРАТИВНОЙ ЭТИКИ

Что бы там не говорили психологи, социологи и журналисты, а уровень зарплаты для «русского» человека, или его экстремальной разновидности Homo sovetikus, всегда был, есть и будет таким же элементом имиджа, как автомобиль, на котором он ездит, одежда, которую он носит, или водка, которую он пьёт. Причём, независимо от того, где этот «русский» человек проживает – в Германии, в Израиле, в России или в США. И тут уж ничего не поделаешь! Когда речь заходит о величине зарплаты, держать язык за зубами «наши люди» просто не могут, – менталитет не тот. Так и хочется ошарашить коллегу, родственника или приятеля четырёхзначным числом. Пусть, мол, завидует, коль у него самого кишка тонка!

А между тем разработанные западноевропейскими специалистами правила корпоративной этики давно уже переместили разговоры о величине заработной платы в категорию запретных тем. Прежде всего, для того, чтобы эффективно бороться с завистью и связанными с ней интригами, которые могут привести к нездоровой атмосфере в коллективе, негативно сказаться на производительности труда и качестве выполняемой работы.
Чтобы пресечь на корню любые разговоры о несоответствии нагрузки и оплаты, когда сотрудники пытаются на свой лад привести к общему знаменателю собственные обязанности и зарплаты коллег. А, кроме того, сохранение в строжайшем секрете заработков своих работников позволяет работодателям «покупать» равноценные кадры по разным ценам. То есть, платить некоему Вальдемару Штайну за тот же самый объём работ в полтора или даже в два раза меньше, чем его товарищам по работе Юргену Бергеру и Анатолию Шнайдеру. В обход тарифных договорённостей и общепринятых норм оплаты труда.

Согласно проведенному недавно европейской интернет-биржей StepStone социологическому опросу выяснилось, что 43% работающих по найму немцев считают разговоры о зарплате совершенно недопустимыми, даже не пытаясь объяснить повод к этой гипертрофированной скрытности. Недопустимо, и точка! Однако узнать и понять истинные причины такой чрезмерной секретности было бы, наверное, не только интересно, но очень важно для наших соотечественников, работающих в немецких фирмах. Ведь многие из нас, к сожалению, пока не могут позволить себе «приходить со своим уставом в чужой (немецкий) монастырь». И вступая в конфликт с собственным «советским» менталитетом, они просто вынуждены играть по тем правилам, которые давно уже стали нормой всегерманской корпоративной этики.

Итак, почему же всё-таки разговоры о зарплате – это безусловное табу в Германии?
 Во-первых, потому, что вопрос о разглашении информации о собственном заработке может быть чётко прописан в трудовом договоре наряду с другими «коммерческими и производственными секретами» предприятия. Так называемый Verschwiegenheitspflicht или Schweigeklausel (положение о запрете на разглашение) категорически запрещает работникам информировать, кого бы то ни было о величине своей зарплаты. Особенно строго работодатели относятся к этому во времена экономических кризисов, когда некоторые ограничения переходят разумные границы.

С точки зрения юридической требование о неразглашении величины собственного заработка весьма спорно, – считает один из ведущих экспертов по трудовым договорам адвокат Михаель Фельзер (Michael W. Felser). Уровень заработных плат на предприятии, конечно же, может считаться «коммерческой тайной», поскольку «обнародование» зарплат, принятых в компании, облегчает работу конкурентов по переманиванию особо ценных сотрудников. Но записывать в категорию «производственных секретов» заработную плату каждого отдельного работника просто смешно. И, кстати сказать, с недавнего времени вышедшие на биржу немецкие концерны обязаны публиковать доходы своих менеджеров.

 Во-вторых, немцы не рассказывают о своих заработках, чтобы избежать зависти посторонних. И, прежде всего это относится к коллегам. Ведь ни для кого не является секретом, что каждый десятый работник в Германии хотя бы один раз подвергался или подвергается моббингу, самой благоприятной почвой для которого как раз и является разница в оплате труда. Точнее сказать, несправедливая разница.

 И, наконец, в третьих. Невысокие или мизерные зарплаты с точки зрения немецкого обывателя – это признак слабости, признак неудачливости, если хотите, никчемности на поприще карьеры. И в этом смысле немцы ничем не отличаются от американцев или французов, которые могут похвастать большой зарплатой, но о маленькой предпочитают помалкивать. Прослыть неудачником не хочется никому. И на вопрос о величине заработка они в этом случае отвечают очень коротко: «На жизнь хватает».

Заместитель главного редактора еженедельника Die Zeit дипломированный экономист Марк Брост (Marc Brost) утверждает, что немцы, всё-таки, позволяют себе иногда поболтать о собственном материальном уровне. Не о доходах, заметьте, а о материальных ценностях, которыми они владеют. Или о финансовых потерях, которые они понесли. Однако, «открыть сейф и без утайки переговорить со своим ребёнком о том, как формируется семейный бюджет и сколько зарабатывает каждый из супругов», у рядового среднестатистического бюргера пока не получается. Как впрочем, и о том, на что уходят деньги. А вот в излишнем любопытстве Гансу Мюллеру отказать нельзя. Ему чрезвычайно интересно, сколько зарабатывает его шеф, коллега и сосед.

Многие из экспертов задаются вопросом о том, является ли нежелание говорить о собственной зарплате типичным для немцев явлением. Согласно социологическим опросам подобные разговоры в других европейских странах совершенно нормальны. Только 17% французов и 22% итальянцев делают тайну из своей заработной платы (среди немцев 43% – см. выше), 38% и 45% соответственно открыто сообщают коллегам о величине их заработка. Подобным образом ведут себя и голландцы: 37% из них без стеснения могут показать свой расчётный лист товарищам по работе. Так же для шведов, норвежцев и датчан зарплата не является запретной темой. Двое из трёх открыто говорят об этом с коллегами. А в Индии вопрос о том, сколько ты зарабатываешь, также естественен, как вопрос о погоде.

Проанализировав ситуацию во многих странах, руководитель кафедры «Международных культурологических исследований» при Дунайском университете в австрийском городке Krems Христиана Хартнак (Christiane Hartnack) пришла к выводу, что кроме немцев, австрийцев и швейцарцев, о собственных зарплатах не говорят ещё и китайцы. Ну, с ними всё понятно. Логическое следствие культурных революций Мао Цзе-Дуна, научившего счастливых строителей китайской модели коммунизма держать язык за зубами. Но почему информация о собственной зарплате является запретной темой в цивилизованной Германии? Окончательный ответ на это вопрос пока не найден. А если и будет найден, то может быть весьма и весьма неожиданным. Особенно для тех, кто сравнительно недавно переехал сюда и с трудом воспринимает пока некоторые «немецкие заморочки». Согласно данным исследовательского института Forsa 46% немцев любят поболтать с приятелями о событиях в бюро, 20% – о политических пристрастиях, а 8% – пооткровенничать с коллегами о своей интимной жизни. Но только 4% бюргеров решаются поговорить о своей зарплате. Однако ещё более любопытными являются следующие статистические данные:

 30% немцев никогда не дают деньги в долг,

 60% готовы оказать финансовую помощь друзьям и близким, но только на определённых условиях,

 52% не доверяют своим финансовым консультантам,

 а 16% втайне контролируют траты своих жён (или мужей).

Таковы правила игры, по которым живут в Германии. Должны ли придерживаться их те, кто привык к другим играм? Попробуйте сами себе ответить на этот вопрос.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige