Нет, весёлости мы не утратили

В номере 

Автор

Несмотря на всевозможные условности и формальности, сопровождающие уголовное делопроизводство в Германии, можно сказать, что ни в какой другой области права не приходится сталкиваться с комичными, а бывает, и с трагикомическими ситуациями. В особенности это касается уголовных дел, совершённых в состоянии алкогольного опьянения.

Бытует мнение, что состояние алкогольного опьянения может спасти от уголовной ответственности за совершённые в этом состоянии проступки и даже преступления. В принципе, это мнение соответствует действительности, только вот кодекс Германии предусматривает ещё и наказание за приведения себя в соответствующее состояние и совершение затем правонарушений. Расплывчатость и неограниченность статьи Уголовного кодекса, определяющей наказание за приведение себя в состояние опьянения, является камнем преткновения в учёных спорах на тему её совместимости с принципом: «Нет наказания без вины».

Аргументация в таких случаях всегда одинаковая: просто потому, что это изначально опасно для правопорядка в обществе, т.к. способствует индивидуальному, а равно и коллективному разложению и расшатыванию устоев, что ведёт к совершению различных преступлений. Что это всё-таки неправомерно, установил не так давно один из земельных уголовных судов, следуя одному довольно старому решению высшего федерального суда. На практике можно сказать, что дела за совершение уголовных правонарушений в состоянии опьянения можно очень часто закрыть, во всяком случае, во второй инстанции. Так, например, в одном уголовном деле, в котором наш клиент обвинялся сразу в нескольких преступлениях, совершённых в состоянии опьянения, дело удалось закрыть именно во второй инстанции.

Молодой человек этот иногда отличался склонностью к употреблению спиртного, но, в общем, являл собой довольно безобидную личность. К сожалению, суд придерживался того мнения, что именно такие личности и нуждаются в строгих рамках и границах, возведением которых судья и решил заняться. Это было, в общем, классическое дело, в котором возможно закрытие в связи с незначительностью, а также с последствиями для обвиняемого, надо сказать, основательно пострадавшего при транспортировке в полицию. Сопровождающие с места драки полицейские ему хорошенько поддали, так что даже его мать на следующее утро, забирая его из отделения полиции, ужаснулась.

Обвинение, выдвинутое прокуратурой, охватывало целых три состава преступления, во-первых, нанесение телесных повреждений, и, во-вторых, оказание сопротивления полицейским, находящимся при исполнении служебных обязанностей, а также оскорбление личностей последних. На суде выяснилось, что ни один из свидетелей не видел, как наш клиент наносил кому-нибудь эти самые телесные повреждения, зато несколько человек видели, как он лежал на дороге, находясь в состоянии, близком к коматозному, т.е., грубо говоря, в состоянии тяжёлого алкогольного опьянения. Именно поэтому полиции и удалось подобрать его в ту ночь, в то время как действительные участники драки успели разбежаться.

Обвинение в нанесении телесных повреждений, таким образом, отпало. Далее, эксперт, приглашённый на заседание суда, установил на основании содержания алкоголя в крови и видимых особенностей поведения в ночь «преступления», что вероятна невменяемость, что исключает возможность привлечения к уголовной ответственности. Зато один из полицейских, осуществлявший транспорт и закалённый в борьбе с преступниками, объявил, что наш клиент его всю дорогу до участка оскорблял, а также ударил в лицо зафиксированными наручниками руками.

Учитывая, во-первых, несомненное и тяжёлое опьянение, в котором даже и на родном-то языке большинство людей способно только лепетать, а также тот факт, что наш клиент вообще немецкий знал в очень небольших пределах, показания этого свидетеля были очень подозрительными. Даже суд в них сомневался. Несмотря на это наш клиент в первой инстанции был приговорён к лишению свободы на 6 месяцев условно за то, что напился и в этом состоянии совершил уголовно наказуемое деяние – а именно оказал сопротивление полицейским.
Интересной была аргументация судьи, объявившего, что, конечно, он тоже сомневается, что подсудимый был способен кого-то оскорблять в его состоянии, да и вообще реагировать на внешние раздражители, но что, как он дословно выразился, «мы должны защищать наших полицейских, несущих службу в таких опасных ситуациях» и по этой причине, а также потому, что обвиняемый ему известен и склонен именно в состоянии опьянения совершать нехорошие деяния, необходимо, так сказать, профилактическое наказание, которое он и определяет пол годом условного лишения свободы.

Несмотря на это наказание, заседание суда в первой инстанции было не напрасным, так как, во всяком случае, избавляло нашего клиента от претензий потерпевших на выплату им материальной компенсации за перенесённые страдания. Неприятной была необходимость несения судебных издержек, возложенных на нашего клиента. В основном по этой причине мы и пошли во вторую инстанцию.

Суд второй инстанции сказал, что определённое наказание несовместимо с принципом вины, и, так как первая инстанция в недостаточной степени рассмотрела вопрос, мог ли подсудимый по крайне мере предвидеть, что, напившись, он может совершить вышеназванные деяния. А это является в свою очередь минимальным условием для наказуемости, в общем и целом «социально адекватного» процесса приведения себя посредством употребления алкоголя в невменяемое состояние, объявил решение первой инстанции неправомерным и нашего клиента оправдал. В особенности вышеупомянутое недавнее решение высшего земельного суда позволяет надеяться на положительное решение подобных «дел». Помощь адвоката станет залогом успеха.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige