Психоз «нулевой занятости (kurzarbeit)»

В номере 

Автор

Обалдевшие от кризиса и предвыборного угара немецкие политики продолжают бесконтрольно раздавать направо и налево миллиарды евро в виде помощи предприятиям и концернам, попавшим в финансовые тиски. При этом никого не интересует, какие фирмы действительно испытывают трудности, а какие просто решили воспользоваться моментом, чтобы повысить свои дивиденды за счёт средств налогоплательщиков. Эти соображения в полной мере относятся также и к так называемой Kurzarbeit («режим неполного рабочего времени» или «нулевой занятости»), в рамках которой уже сегодня «трудятся» почти 2,1 миллиона человек. А всего с 1-го января 2009 в Федеральное агентство по труду подано более 2,7 миллионов заявок на пособие Kurzarbeitergeld (KuG).

Сегодня немецкая экономика и рынок труда напоминают мне пешего туриста, который не торопясь путешествует по горному массиву. Выйдя к очередному глубокому ущелью, он начинат мечтать о том, чтобы некая сверхъестественная сила подняла его в воздух и перенесла на другую сторону. Или построила волшебный мост над пропастью. Ведь турист знает по опыту, как мучительно тяжело ему будет карабкаться по противоположному склону.

А вот немецкий политический истэблишмент во главе с канцлером Ангелой Меркель (CDU) и вице-канцлером Франком-Вальтером Штайнмайером (SPD) пропасть экономического кризиса никоим образом не пугает, потому что по их мнению её легко можно преодолеть, построив временный мост из пролётных строений под названием Konjunkturpaket I, Konjunkturpaket II, Kurzarbeit и прочих вроде бы надёжных конструкций. Проблема, однако, заключается в том, что в отличие от описанного выше туриста, стоящего над ущельем, немецкая экономика сегодня находится на дне пропасти и мост ей уже не поможет. Выход один – карабкаться по склону вверх. А потому и целесообразность строительства моста некоторые экономисты, находящиеся в стороне от предвыборного ажиотажа, ставят под сомнение. Предпринимаемые коалиционным правительством меропрития по борьбе с кризисом продиктованы, к сожалению, не здравым смыслом, а желанием не вылететь из руководящих кресел. Ради чего избирателям подбрасывают лакомые кусочки временных пособий. Kurzarbeit, длительность которой была вначале ограничена, а теперь по желанию работодателей может быть растянута до 24 месяцев – это бессмысленная трата денег, противоречащая логике всех предыдущих реформ на рынке труда, позволивших Германии в последние годы значительно повысить конкурентноспособность своих предприятий. Но самое страшное, что Kurzarbeit в конце концов может усилить социальные трения между так называемыми «привилегированными» и «непривилегированными» безработными. К первым относятся те, у кого появилась возможность продлить фазу Arbeitslosengeld I до 3-х лет (24 месяца Kurzarbeit, а затем ещё 12 месяцев начальной стадии безработицы). А ко вторым – те, кто успел потерять работу до кризиса. Их после 12-ти месяцев начальной стадии безработицы сразу же «опустили» на Hartz IV, подняться откуда совсем непросто.

Безработица  привилегированных  безработных  =
Kurzarbeit  +  стадия Arbeitslosengeld I  +  стадия Hartz IV

 Но позвольте, – возразит ярый сторонник правительственной политики, – Kurzarbeit – это не безработица, это такой особый вид занятости, за который платят специальную сокращённую зарплату. Однако, по сути дела этот вид занятости ничем не отличается от «ничего-не-делать», за которое другие получают Alg II. И спорить об этом бессмысленно, раз уж сам президент Союза работодателей ФРГ Дитер Хунд (Dieter Hund) заметил в недавнем интервью, что Федеральное агентство по труду совершенно справедливо освобождает работодателей от социальных отчислений на Kurzarbeitergeld, начиная с 7-го месяца Kurzarbeit потому, что взимать с работодателей социальные отчисления за работников, которые ничего не делают, было бы совершенно несправедливо. Вот и давайте называть вещи своими именами.

Конечно же, для тех, кому вместо увольнения предложили перейти на режим работы «кратковременной занятости», а точнее «кратковременной незанятости», можно сказать, просто повезло. Вкушая сладкую жизнь безработного, они в течение 24-х месяцев продолжают числиться работающими, а потому избавлены от написания Bewerbung’ов, от хождений по кабинетам бирж труда, от издевательств чиновников и прочих житейских «прелестей» «нормальных» безработных. Но ещё больше повезло политикам, которые благодаря этому социально-экономическому инструменту фактически манипулируют статистическими данными. Согласно недавнему заявлению Федерального агентства по труду уровень безработицы в июле сего года поднялся всего до 8,1%. Но если к 3 миллионам 460 тысячам зарегистрированных безработных добавить хотя бы часть из 2-х миллионов Kurzarbeiter’ов, то безработица в ФРГ давно бы уже перехлестнула стратегический 10%-й барьер. А так, всё шито-крыто. Несмотря на кризис мировой экономики в целом и немецкой в частности, безработных в Германии больше не стало. Ай да правительство! Ай да молодцы!

Некоторые политики и экономисты, правда, считают, что инструмент под названием Kurzarbeit, не только не поможет экономике выбраться из бездны, а наоборот – катастрофически усугубит ситуацию. Вместо того, чтобы искать пути выхода из кризиса за счёт инновационных решений и разумных маркетинговых стратегий, предприятия будут просто «пересаживать» трудовые коллективы на государственную подкормку и сидеть сложа руки в ожидании лучших времён.

В заключение надо заметить, что и самим работникам переход на режим Kurzarbeit не так уж выгоден, каким он видится со стороны. Если периоды Kurzarbeit Null будут чередоваться с периодами частичной занятости, то по окончании календарного года кое-кому придётся дополнительно перечислисть финансовому ведомству сотни евро дополнительных налогов (Einkommensteuer, Solidaritätszuschlag, Kirchensteuer). При среднестатистической зарплате и среднестатистическом Kurzarbeitergeld величина доплаты может достигнуть 1.200-1.400 евро. А потому президент Берлинского союза налогоплательщиков Вольфганг Вавро (Wolfgang Wawro) советует отложить кое-что из пособия на чёрный день.

Kurzarbeit – это режим работы, при котором производственный процесс на предприятии или в его отдельных подразделениях сокращается или полностью прерывается на определённое время (например, из-за недостатка заказов). А часть трудового коллектива переходит на режим неполной трудовой недели (Kurzarbeit) или полного отсутствия на рабочем месте (Kurzarbeit Null). В течение этого периода работники продолжают состоять в штате предприятия, но получают они при этом не полноценную зарплату, а так называемое пособие Kurzarbeitergeld (сокращённо, KuG), величина которого составляет 67% от нетто-зарплаты для тех, у кого есть дети и 60% – для бездетных. Главным отличием получателя Kurzarbeitergeld от получателя Alg I является его статус: получающий KuG по-прежнему числится работающим, а получающий Alg I – безработным.

Пример. Вальдемар Шварц из Landau работает теперь всего 2 дня в неделю (16 часов или 40%). При полной рабочей неделе его брутто-зарплата равнялась 1.500 евро. При третьем классе налогообложения (Steuerklasse III) он получал на руки 1.192 евро. Сегодня работодатель платит ему 40% его прежнего жалованья, то есть 600 евро брутто, или 477 нетто. Оставшиеся 60% регулярной зарплаты выплачиваются Вальдемару в виде пособия Kurzarbeitergeld, которое равно 476 евро (см. таблицы Kurzarbeitergeldtabellen BA). Итого, он получает 953 евро (477 + 476) в месяц. Это меньше, чем его регулярный заработок, но больше, чем Alg I. Однако, если в ближайшие месяцы Вальдемар будет переведен на режим работы Kurzarbeit Null, его пособие Kurzarbeitergeld сократится до уровня Alg I. Но он по-прежнему не будет числиться безработным.

Когда финансовые возможности Федерального агентства по труду будут окончательно исчерпаны (а это случится уже в следующем году), Kurzarbeit придётся оплачивать напрямую из средств налогоплательщиков. Что увеличит и без того астрономический дефицит государственного бюджета, в котором эта статья расходов пока что не предусмотрена.

Весьма любопытные статистические данные опубликовала недавно респектабельная газета Die Welt. Число получателей пособия Kurzarbeitergeld, оказывается, особенно высоко в тех регионах Германии, которые традиционно считаются самыми надёжными и перспективными с экономической точки зрения. Уровень «скрытой безработицы» под названием Kurzarbeit в городах Mannheim и Göppingen достиг уже 6%, а в благополучном Landau перевалил даже за 10%. Для сравнения: среднестатистический уровень нормальной безработицы в Германии в июле составил 8,1%. То есть, «привилегированных безработных» в Landau сегодня больше, чем «непривилегированных». И всё это за счёт средств налогоплательщиков. А точнее, за счёт новых кредитов, так как у налогоплательщиков деньги уже на исходе.

Шеф Федерального агентства по труду (Bundesagentur für Arbeit) г-н Вайзе считает, что Kurzarbeit обходится его ведомству дешевле, чем содержание «настоящих» безработных. Если среднестатистический Arbeitslose «съедает» ежемесячно 1.500, то Kurzarbeiter стоит всего 590 евро. Так что, на первый взгляд введение инструмента «временной нулевой занятости» позволяет экономить средства. На самом же деле никто не знает, сколько предприятий действительно нуждались в государственной помощи, а сколько просто воспользовались ситуацией и отправили на Kurzarbeit тех, кого они и не собирались увольнять. Ведь у каждой фирмы есть периоды наплыва и спада заказов. Раньше в периоды спадов предприятия «выкручивались» за счёт собственных средств, сегодня – за счёт дотаций агентства по труду, которое понятия не имеет о том, сколько среди 2-х миллионов получателей пособия Kurzarbeitergeld «настоящих», а сколько «мнимых» Kurzarbeiter’ов. И кстати сказать, некоторые работодатели, несмотря на то, что их работники получают пособие KuG, заставляют их работать, угрожая увольнением. Что категорически запрещено!

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige