Откровения страхового предпринимателя

В номере 

Автор

Оставив прежнее место работы, я не отчаивалась. «Ничего страшного! Я человек с немецким дипломом, опытом работы и государственной лицензией, так что, унывать преждевременно». Поплавав часок-другой по волнам интернета, я наткнулась на заманчивое предложение: «Страховая фирма объявляет конкурс на замещение вакантной должности страхового предпринимателя (Versicherungskaufmann/frau). Требуются лица с профессиональным образованием, длительным опытом и приятной внешностью».

«Синяя птица удачи»

Составив подходящий текст обращения к владельцу фирмы, прикрепила к электронному письму автобиографию, я нажала на функцию «Senden». Через два дня раздался телефонный звонок – меня приглашали на интервью.

«Guten Tag, sehr geehrte Frau Bewerberin!», — рассыпаясь в улыбках, приветствовал меня старший по званию. Я огляделась – шикарное по последнему слову офисной моды помещение, обставленное дорогой мягкой мебелью и модернизированными шкафами-картотеками, недешевый ковролин с эмблемой фирмы. За столом, заставленным устройством селекторной связи, мощным телефонным аппаратом и компьютером с громадным плоским монитором и отделенным уставленной свежими фруктами и несколькими сортами дорого печенья невысокой стойкой, восседала милая секретарша с лучезарной улыбкой. Не желая выглядеть чопорной особой, я милостиво согласилась на чашечку кофе.

Отдав должное душевному приему, я продефилировала в кабинет начальника, слегка смутившись от напористо-дружественного обхождения. Последовавшее начальственное предложение — «Закуривайте! В моем кабинете это вполне допустимо!», развеяло последнее напряжение. Облаченной в фешенебельный костюм рукой шеф щелкнул перед моим лицом шикарной и престижной зажигалкой.

После долгого вступления и радостного заверения об отсутствии недостатков по поводу моего русскоязычного акцента, шеф торжественно, словно с трибуны, хотя, несколько заученно процитировал, — «Глубоко уважаемая госпожа претендентка, мы приступаем к процессу подписания трудового соглашения!»

Признаться, я слегка опешила — события разворачивались, прямо-таки, с неимоверной скоростью. Застыв с чашкой кофе в одной руке и с зажженной сигаретой в другой, словно восковая фигура из музея Мадам Тюссо, что в Лондоне, я не поверила своим ушам и глазам. «Вот она, синяя птица удачи!», — ликовала я.

Хотя, с трудовым договором, состоящим из 35 страниц мелкого печатного текста, внимательно ознакомиться мне не удалось – у шефа истекали положенные на меня по протоколу 30 минут. Но шеф развеял все сомнения:
— Обыкновенный договор. Никаких особенностей или тонкостей, противоречащих немецкому трудовому законодательству!

Поставив размашистую и солидную подпись, мой, уже, практически, настоящий начальник протянул мне шариковую ручку с монограммой фирмы и замер в ожидании. Дрожащей от волнения рукой я вывела замысловатые закорючки. Соглашение сопровождалось дружеским и мощным рукопожатием. Испытав чувство собственного достоинства, я подписала второй экземпляр, получив его на руки. Но сюрпризы на этом не кончились – в дополнение к договору прилагалось заверенное шефом обязательство о выплате подъемных на первые два месяца работы в размере по 500 евро.

А далее шеф объяснил, что освоение профессиональных особенностей начнется с трехдневного семинара в Гамбурге. Причем, за все платит фирма, начиная с билетов на поезд в оба конца, проживания в одноместном номере трехзвездочного отеля, трехразового питания и, собственно, самого семинара.

Через несколько дней, облаченный в форменный костюм почтальон доставил мне почтой «DHL» внушительный пакет. «Уважаемые дамы и господа! — гласило приглашение. – На семинаре вы получите методическую литературу и ноутбук с инсталлированным программным обеспечением для работы в подведомственном филиале». Не стоит добавлять о пожелании видеть приглашенных участников мужского пола в отглаженных костюмах и галстуках, а особей прекрасной половины человечества в офисной строгой, но элегантной одежде.

«Солидная фирма!»

Прибыв в отель и осмотрев уютный номер с телевизором, телефоном и мини-баром с прохладительными напитками, я спустилась в семинар-холл. На столах были выставлены таблички с именами всех 17-ти приглашенных участников. «Все к вашим услугам, дорогие сотрудники фирмы, — провозгласил хорошо поставленным голосом аккредитованный на проведение семинара молодой и элегантный доцент.

Мы расселись, дабы углубляться в «тайны профессии». К моему удивлению, я, оказалась единственным профессионалом, имеющим диплом об окончании соответствующего учебного заведения, лицензию на осуществление страховой деятельности и многолетний опыт работы.

Проведя легкий экскурс в историю страхования и, осветив насущные проблемы государственного пенсионного и медицинского страхования, показав бесперспективность оных, улыбающийся доцент раздал участникам ноутбуки и договоры об их получении. А далее всех присутствующих вежливо, но настойчиво попросили вернуть подписанные договоры не позднее завтрашнего утра, умолчав об их копии.

Наскоро прочитав инструкцию о соответствующем хранении дорогостоящего компьютера, я неожиданно для себя наткнулась на поразивший меня пункт: «Ноутбук с инсталлированным программным обеспечением предоставляется временному пользователю бесплатно только в течение первых двух месяцев, а далее временный владелец бесценной вещи обязан выплачивать ежемесячно 92 евро при условии заключения не менее шести основных страховых договоров в месяц. В случае показа инсталлированной продукции постороннему лицу, временный пользователь присуждается к штрафу от 5тысяч до 25 тысяч евро (в зависимости от степени и тяжести преступления)». Прокрутив в голове разговор с шефом о предстоящей программе семинара, я никак не могла выудить из закромов памяти такую значительную подробность.

Высказав в приватном порядке претензии по этому поводу «ничего не понимающему» многоопытному доценту, я получила однозначный ответ: «Уважаемая участница семинара, если вы не подпишете договор, вы не получите ноутбук. Но без этого рабочего инструмента вы, к сожалению, не сможете приступить к рабочим обязанностям. Соответственно, семинар прошел для вас бессмысленно. В этом случае, согласно условиям договора, как трудового, так и компьютерного, вы обязаны возместить фирме полную стоимость семинара».

Я незамедлительно позвонила шефу, и что же оказалось? Первые 500 евро, обещанные мне в качестве подъемных, оказывается, предназначены на оплату сего учебного мероприятия, и на руки мне ни в коем случае выданы не будут. В случае же отказа в подписании вышеназванного договора, сотрудник фирмы, оставшийся без основного средства работы, обязан возместить именно эти 500 евро.

«Тайны профессии»

Я воспользовалась данным мне от природы логическим анализом: «Меня отправили на семинар после подписания трудового договора. Следовательно, поездка рассматривается, как командировка. Но позвольте, с каких пор командировочные оплачивают самостоятельно все расходы? И вообще, что это за семинар, совпадающий по стоимости с недельным проживанием на побережье Средиземного моря?»

Взбешенный отказом облаченный в Пако Рабан доцент позволил себе в присутствии остальных участников «научной конференции» усомниться в моей профессиональной компетенции, проигнорировав задекларированный в Германии закон о неразглашении персональной информации.

Придушив закипающую ярость и придя к мысли о неизбежности подписания договора, я расписалась в надежде на соответствующую подпись высокого начальства и получение копии важного документа. Однако, образованный доцент «по рассеянности» оставил копии договора в офисе, но клятвенно заверил всех присутствующих о последующей «буквально в течение двух дней» пересылке недостающих экземпляров в подведомственный филиал. Таким образом, я подписала себе приговор, не получив на руки, кроме этого распроклятого ноутбука абсолютно ничего, а договор мой мгновенно исчез в недрах письменного стола уже неуважаемого мною доцента.

К слову заметим, ноутбук этот, согласно договору, был застрахован от наступления всех неожиданных напастей (за мой счет, разумеется) с суммой Selbstbeteiligung в 250 евро. Иначе говоря, что бы ни случилось, а 250 евро «вынь и положь». Забегая вперед, скажу, что мой знакомый, по роду своей профессии очень неплохо разбирающийся в компьютерах, оценил его, как списанное оборудование аж 2-3 года назад, а по себестоимости не более 100 евро.

«Нас не проведешь…»

Прибыв после семинара в офис, я незамедлительно отправилась к шефу, просверлившему меня добрым и честным взглядом: «Поверьте мне, я сам не подозревал о подобных условиях договора». А далее, изменив щекотливую тему, мой начальник предупредил, что в скором будущем всех вновь принятых сотрудников ожидает экзамен на присвоение звания страхового агента. Нужно ли говорить, что предстоящий экзамен непременным образом опустошил бы мой кошелек на определенную сумму моих же собственных евро. Я недоуменно напомнила, — «Уважаемый господин шеф, но я владею немецким дипломом и государственной лицензией, дающими мне право к открытию собственного предприятия с законодательным разрешением приема на работу сотрудников. Более того, моя профессиональная квалификация – страховой предприниматель — согласно выдержанному госэкзамену на несколько уровней выше. Так же я внесена в реестр членов торговой палаты». По лицу шефа пробежала тень недовольства.

Вернувшись домой и, покопавшись в программном приложении заветного ноутбука, я выяснила, что все страховые договоры принадлежат другим страховым предприятиям-партнерам с весьма сомнительной репутацией. Иначе говоря, «моя» фирма оказалась обыкновенным посредником. Кроме того, высота моей премии при заключении договора была в 11 раз меньше согласно установленным правилам выплаты Provision – комиссионное вознаграждение, которые на территории Германии пока еще никто не отменял.

Пройдя по дебрям программного приложения, я обнаружила интереснейшую подробность – в случае разрыва страховых договорных отношений, высказанного по желанию клиента, страховой агент обязуется к возврату вышеназванной Provision! Я опешила: «А как же Stornoreserven (резервный денежный запас)?» Насколько мне не изменяла память, в других страховых фирмах при аннулировании страховых отношений со стороны клиента, предусматривается определенный резерв, связанный с затратами предприятия на оформление страхового договора. В связи с чем агент получает сумму комиссионного вознаграждения на 20 процентов меньше. По окончании действия срока преждевременного расторжения эта сумма выплачивается агенту безоговорочно и незамедлительно.

Прочитав внимательно трудовое соглашение, я обнаружила еще один пикантный пункт — 500 евро, обещанные мне в качестве подъемных на второй месяц выплачиваются только в случае заключения не менее восьми страховых договоров в этот же месяц. К слову добавлю, высота страхового помесячного взноса в данном договоре составляет 55 евро, а страховой период длится не менее 45 лет. Да, такие страховки существуют, и относятся они к разделу Personenversicherung: Lebens, Renten — und Berufsunfähigkeitsversicherung. Однако желающие заключить подобные договоры обращаются в солидные страховые предприятия с хорошей репутацией и весьма длительным сроком пребывания на страховом рынке, а так же отвечающие перед клиентами по своим обязательствам согласно зарегистрированному в торговой палате уставу. В данном случае отвечать за деятельность фирмы приходилось мне.

Я подсчитала в уме, что бы выйти на весьма средний уровень чистой прибыли минимум 1000 евро в месяц, мне пришлось бы ежемесячно заключать не менее 40 договоров. — Я закашлялась: «Помилуйте, но где я найду такое количество желающих?..»

На следующий день шеф протянул мне громадный список телефонов потенциальных клиентов, между прочим, не имеющих ни малейшего понятия о своей причастности к деятельности вышеназванной фирмы. Мне вменялось в обязанность обзвонить ни в чем не подозревающих граждан и согласовать время посещений. «Не меньше 15-ти звонков в день, не менее 10-ти визитов в неделю!» — последовало грозное указание. От лучистого взгляда и шелкового голоса остались только воспоминания.

Не долго думая, я, не успев внедриться в «слаженный» коллектив, написала заявление об увольнении по собственному желанию, не забыв (не все же такие забывчивые) потребовать от секретарши подписанную ею копию.

Бесплатный сыр бывает только в мышеловках!

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige