Lohnverzicht, или Добровольный отказ от зарплаты

В номере 

Автор

Стратегия,  ведущая  в  тупик
Универсальная формула рынка труда гласит: каждому работнику за проделанную работу полагается зарплата. А за хорошую квалифицированную работу – соответственно – «приличная» зарплата, или регулярная зарплата плюс премиальные. При этом само собой разумеющимися являются безопасные, здоровые, благоприятные условия труда. Это с одной стороны.
 
С другой же стороны, как остроумно заметил корреспондент немецкого еженедельника Der Freitag, капиталистическая система стремится к тому, чтобы работники вкалывали до изнеможения за мизерные зарплаты, не претендовали на улучшение условий труда, откладывали себе на старость как можно большие средства и в то же самое время бездумно транжирили деньги, подстёгивая спрос на товары и услуги на внутреннем потребительском рынке. Что должно способствовать росту конъюнктуры, подъёму производства и, в конечном счете, позволить капиталистам извлекать ещё большие прибыли, а государству стягивать в виде налогов ещё большие суммы.
 
Оба эти фактора находятся в равновесии до тех самых пор, пока экономика пребывает в состоянии роста. Но как только разражается очередной кризис, давление со стороны работодателей и поддерживающих их государственных структур возрастает, и наступает стадия экономического безумия, когда страх потери рабочего места у одних и боязнь банкротства у других подталкивают обоих фигурантов к совершенно неблагоразумным решениям.
 
Согласно проведенному недавно международной организацией PricewaterhouseCoopers (PwC) опросу каждый второй, работающий по найму в Германии, готов сегодня отказаться от рождественских и отпускных выплат ради того, чтобы улучшить экономическую ситуацию на своём предприятии и внести посильный вклад в оздоровление всей немецкой экономики. А 56% опрошенных согласны ради этого пойти на замораживание своей регулярной зарплаты в течение последующих двух лет. И более того, 46% работников могли бы представить себе даже частичное сокращение зарплат на определённый срок в обмен на гарантию сохранения рабочего места.
 
Что же касается работодателей, то с их точки зрения сокращение заработных плат может лишь незначительно улучшить ситуацию. 95% опрошенных сотрудниками PwC предпринимателей полагают, что для успешного экономического подъёма надо, прежде всего, произвести кардинальный демонтаж бюрократических структур ФРГ. 89% требуют от законодателей понизить социальные отчисления (Kranken-, Pflege-, Renten- und. Arbeitslosenversicherung), из-за которых стоимость рабочей силы в Германии намного выше, чем в других странах Евросоюза. А 85% настаивают на упрощении налоговой системы, парализующей предпринимательскую деятельность. И только четверо из десяти работодателей считают необходимым значительно ослабить права работающих по найму, гарантированных Законом о защите от увольнения (Kündigungsschutz).
 
Почему же тогда призывы к добровольному отказу от части заработной платы по-прежнему курсируют в средствах массовой информации, а некоторые эксперты и экономические гуру, не принимая во внимание позицию большинства работодателей, провозглашают сокращение зарплат как единственно эффективное средство в борьбе против кризиса?
 
Например, ведущий сотрудник научно-исследовательского института экономики труда IZA Гилмар Шнайдер (Hilmar Schneider) в категорической форме требует от работающих по найму отказаться от части доходов. А его коллега из кёльнского Института немецкой экономики IW Хаген Лешь (Hagen Lesch) в недавнем интервью газете Bild вообще договорился до того, что добровольный отказ некоторых работников от части зарплаты в середине 90-х годов прошлого столетия спас, оказывается, от увольнения чуть ли не 900.000 человек. Другие эксперты, правда, менее категоричны. Один из руководителей Немецкого института RWI Роланд Дёрн (Roland Döhrn) считает, что сокращение зарплат целесообразно сегодня лишь в машиностроительной промышленности. А вот тотальное снижение доходов 34-х миллионов работающих по найму в Германии, по его мнению, может лишь спровоцировать резкое падение покупательной способности в республике.
 
Вообще-то, формула «Weniger Geld für mehr Jobs (меньшая зарплата за неизменный объём работ)» не нова. И с точки зрения примитивной логики вроде бы вполне эффективна для конкретного предприятия. Если среднестатистический немецкий работник, вкалывающий сегодня 41,5 часа в неделю за 3.000 евро брутто в месяц, будет работать завтра 38 часов и получать, например, на 200 евро меньше, то работодатель сможет сэкономить на каждом работнике почти две с половиной сотни евро (с учётом всех социальных и прочих отчислений) в месяц. При численности трудового коллектива на каком-нибудь предприятии в 10.000 человек ежегодная экономия расходов на персонал составит тогда 30.000.000 евро. А если вдобавок аннулировать рождественские выплаты, премиальные и отпускные, то в распоряжении предпринимателя останется колоссальная сумма, которая поможет ему пережить тяжёлое кризисное время.
 
Например, автоконцерн Daimler, ошалев от полуторамиллиардных убытков в первом квартале 2009-го года, уже принял и реализовал решение об экономии фонда заработной платы в размере 2-х миллиардов евро. Продолжительность рабочей недели для 73.000 сотрудников автогиганта сокращена на 8,75% и соответственно урезана зарплата. Взамен за это работникам гарантирована дальнейшая занятость.
 
Многочисленные противники такой экономической стратегии опасаются, что примеру Daimler’а могут последовать другие предприятия. И тогда цепной реакции не миновать.
 
Ведущий немецкий экономист профессор Вюрцбургского университета Петер Бофингер (Peter Bofinger) напоминает в связи с этим о печальном опыте Германии. В 1930-ом году оплата труда квалифицированных работников (Facharbeiter) в связи с тогдашней Великой депрессией была сокращена на 20%. «Последствия этой политики, – констатирует профессор Бофингер, – как известно, были весьма удручающие. Так что Германия 30-х – это красноречивый пример того, что ни в коем случае нельзя предпринимать во время экономического кризиса».
 
Последствия тотального сокращения оплаты труда легко предсказуемы: резкое падение покупательной способности населения, затем деинфляция (падение цен на товары и услуги), которая усилит кризисные процессы в экономике. И тогда массовые увольнения уже станут просто неизбежны. Но самое страшное то, что даже те предприятия, которые не пострадали от кризиса и могли бы работать в прежнем режиме, воспользуются моментом и заставят свои трудовые коллективы пойти на противоречащие трудовым договорам и тарифным соглашениям уступки. А вырученные за счёт экономии расходов на персонал средства тихо будут вывезены за границу и вложены там в новое производство.
 
Возвращаясь к описанному выше примеру можно смело предположить, что где-нибудь в Китае, Таиланде или Малайзии на сэкономленные на десяти тысячах немецких работниках 30.000.000 евро можно нанять 25.000 и даже более работников, которые будут вкалывать не по 41,5, а по 60 часов в неделю. И произведут гораздо больше товаров, чем немцы. Правда, товары эти в Таиланде и Малайзии купить смогут лишь единицы, поскольку подавляющая часть жителей этих стран чрезвычайно бедна. Так что дополнительные телевизоры, плееры, компьютеры и прочие предметы потребления будут отправлены в Европу. В том числе и в Германию, где их теоретически должны купить те работники, которым срезали зарплату. Но именно они-то их и не купят, поскольку под натиском работодателей сами же отказались от той части зарплаты, которая могла бы быть израсходована на новый телевизор, новый плеер или новый компьютер. А это в свою очередь приведёт к ещё большей затоварке складов, усилению деинфляционных процессов, дальнейшему ухудшению экономической ситуации и новым призывам к добровольному отказу от ещё большей части зарплаты. Однако на этот раз экономический инструмент под названием Lohnverzicht уже никого не сможет спасти, даже на время. Предприятия вынуждены будут свернуть свою деятельность, а «добрые к своим работодателям» работники отправятся на биржу труда.
 
Так что, сокращение зарплаты – это, как говорится, палка о двух концах. Краткосрочно вроде бы может выручить одного отдельно взятого работодателя, а долгосрочно – загонит и его и всех остальных в такой тупик, который станет настоящим экономическим капканом.
 
Странно, что некоторые экономисты не понимают этого. А может, не хотят понимать, выполняя поручение недальновидных предпринимателей?

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige