Экономика должна быть экономной

В номере 

Автор

Экономика должна быть экономной

Еще недавно мы с Вами обсуждали потенциальное восстановление немецкой экономики, которое выражалось в повышении индекса деловой активности Германии и позитивных настроениях бизнеса. Пока еще рано говорить об однонаправленном движении всей мировой экономики в целом. Мировые фондовые рынки последние месяцы ведут себя непредсказуемо, евро потерял значительную часть своей стоимости, а мировое экономическое сообщество пока не выработало единой политики. Однако направление, в котором двигается экономика Германии, несомненно, внушает оптимизм. Всем, кроме канцлера Ангелы Меркель и министра финансов Вольфганга Шойбле.

Пакет мер по экономии

Обычно летние месяцы характеризуются отсутствием каких-либо значительных новостей в мире политики, экономики и финансов, поэтому СМИ часто приходится освещать малозначительные события, раздувая их до уровня практически международной значимости. В июне же 2010 года ситуация выглядит не совсем обычно. Первым шоком для новостных лент стала отставка федерального президента Хорста Кёлера; дальше последовал пакет мер по сокращению федерального долга от правительства Германии, и как следствие – обострение отношений с США в виду предложенного пакета; накаление обстановки вокруг касс медицинского страхования – и все это на фоне постоянных столкновений в спорах и дискуссиях коалиционного правительства.

Июнь явно не прошел зря для мировых средств массовой информации и заложил отличную почву для новостей во все оставшиеся летние месяцы.

Из обозначенных выше тем основной для обсуждения на ежегодном саммите большой двадцатки в Канаде стал пакет мер по экономии, предложенный канцлером Меркель. Почему же эти меры так взволновали мировых политиков и экономистов? Ведь в них предложены для применения инструменты, касающиеся исключительно Германии. Ну что ж, давайте разберемся, в чем здесь причина.

Во-первых, основой для предложения и разработки данного пакета мер послужила ситуация вокруг Греции, Испании и Португалии. Бюджетный дефицит этих стран достиг размеров куда больших, чем 60% ВВП, который был оговорен в Маастрихстском соглашении. Как мы с Вами, уважаемый читатель, уже говорили в предыдущих статьях, бюджет Германии всегда являлся дефицитным, причем, дефицит в абсолютном выражении был достаточно высок. Последние годы данная тенденция продолжалась и дефицит рос.

Логика правительства Ангелы Меркель довольно проста: если Германия не хочет через 4-5 лет оказаться в положении Греции, то необходимо введение мер, которые позволят сократить госдолг. В связи с этим в 2009 году и был принят так называемый Закон об ограничении госдолга (Schuldbremse), который должен вступить в силу в 2011 году. Главной целью закона ставится формирование федерального и земельного бюджетов без дополнительных заемных средств соответственно к 2016 и 2020 годам.

В результате Ангелой Меркель 7-го июня 2010 года был предложен пакет мер по сокращению бюджетного дефицита на 80 млрд. евро. Эта мера позволит достичь целей, прописанных в Законе об ограничении госдолга. Однако столь резкое и масштабное сокращение дефицита требует столь же резких и жестких экономических мер. В связи с тем, что в руках государства находится ограниченный набор инструментов и средств, позволяющих влиять на госбюджет, то в первую очередь сокращения коснутся социальной сферы.

В принципе предположить подобный исход можно было бы и раньше, т.к. министерство труда Германии обладало самым большим бюджетом – в 143 млрд. евро, то и самые значительные сокращения в 30 млрд. евро коснутся именно его. Социальные сокращения затронут в основном безработных, семьи с детьми, бюджетников и бундесвер. Новая «экологическая пошлина на авиасообщение» затронет, скорее всего, всех пассажиров. Изменения не коснутся ни подоходного налога, ни НДС, что в принципе оставит более социально устойчивые слои населения напрямую незатронутыми грядущей реформой. Это далеко неполный список статей экономии, запланированный правительством Меркель. Понятно, что столь неоднозначные меры не были восприняты с энтузиазмом населением и политиками Германии. Профсоюзы уже угрожают массовыми забастовками.

Экономим больше, чем инвестируем

Хорошие новости, несмотря ни на что, пришли 22 июня из министерства финансов Германии. Согласно последним данным, благодаря более высоким, чем прогнозировалось ранее, налоговым сборам корпораций от экспорта, более дешевой стоимости труда, а также доходам, полученным от проданных недавно телекоммуникационным компаниям лицензий на 4-е поколение мобильной связи, министерство сможет снизить дефицит бюджета на 20 млрд. евро. Таким образом, общая сумма планируемых сокращений будет равняться уже 60 млрд. евро. Эта новость должна послужить хорошим утешением всем, затронутым предложенным пакетом мер. Однако официальных комментариев по поводу коррекции предложенного плана от кабинета Меркель пока не было озвучено.

Не только внутри страны, но и за ее пределами новости по поводу пакета экономических мер не были восприняты однозначно. На данный момент, пожалуй, только президент Саркози высказал поддержку предложенной политике. В совместном письме премьер-министру Канады, Стефену Харперу, в преддверие съезда лидеров G-20 26-27 июня в Канаде, Саркози и Меркель призвали к подписанию международного соглашения по введению налога на финансовые транзакции и банковского налога.

В числе противников мер Меркель на первых местах числится кабинет президента США Барака Обамы. Еще 31 мая на встрече министра финансов США Тимоти Гайднера, и министра финансов ФРГ Вольфганга Шойбле, атмосфера была более чем прохладной. Минфин США уже тогда говорил, что чрезмерная экономия Европейских государств никак не способствует, а даже наоборот ставит под вопрос восстановление мировой экономики. Президент Обама призвал Европу стимулировать рост экономик через денежные вливания в потребление, но этот призыв кардинально противоречит политике Ангелы Меркель.

Экономист Карл Кристиан фон Вайцзекер (Carl Christian von Weizsäcker) в интервью журналу Manager Magazin довольно подробно объяснил причины, по которым в долгосрочной перспективе последствия экономических реформ, предложенных Меркель, могут негативно сказаться на мировой экономике в целом. В связи с тем, что Германия является страной-экспортером, она продает произведенные на ее территории товары, таким образом, получая прибыль от этих товаров, но не потребляя их.

Вывод – немцы экономят больше, чем инвестируют. В условиях, когда уровни потребления основных стран-импортеров, таких как США, снижаются, Германия лишается рынков сбыта для своих продуктов. Компании-экспортеры в этом случае не получают запланированную прибыль и вынуждены сокращать сотрудников, таким образом, увеличивая количество безработных.

Казалось бы, логически верное решение об экономии во времена кризиса приводит к совершенно обратным последствиям, а именно – усугублению кризиса. Именно поэтому призыв администрации США к ведущим экономикам Европы – не экономить на расходах – является оправданным.

Однако канцлер Меркель оправдывает свое решение тем, что, по ее мнению, кризисные времена уже позади. Это может быть отчасти верным в отношении Германии, но не всего Европейского сообщества и тем более США. Поэтому запланированные Меркель действия с таким опасением воспринимаются мировым сообществом.

Еще одна проблема, которая беспокоит, в том числе и экономистов Всемирного банка, это то, что никто в правительстве Меркель пока не задумался о том, что долги государства – это отчасти долги его граждан. Схема тут проста: когда граждане экономят, откладывая деньги, к примеру, на старость, существует кто-то, кто эти деньги принимает и оплачивает долги, в конце цепочки оказывается государство. Так определенная часть госдолга является так называемыми услугами государства частным накопителям. Поэтому государство всегда будет обладать определенным долгом, но это не означает, что экономическая политика такого государства не состоятельна.

Исходя из сложившейся на сегодняшний день ситуации, сложно предположить, будет ли полностью претворен в жизнь пакет мер, предложенный кабинетом Меркель, или же Шойбле придется откорректировать его по некоторым пунктам под давлением мировой и немецкой общественности и профессионалов.

Пока ясно только одно: канцлер настроена серьезно и уступать под напором советчиков не намерена. К сожалению, реально оценить адекватность предлагаемых ею мер можно только спустя несколько лет после их внедрения, а по некоторым мерам для оценки последствий могут понадобиться и десятилетия.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige