Bürgerarbeit, или старо-новая идея трудовой повинности

В номере 

Автор

Bürgerarbeit, или старо-новая идея трудовой повинности

Анализируя последнюю волну дискуссий о введении в Германии Bürgerarbeit для получателей пособия Hartz IV, я вспомнил старый одесский анекдот. В переполненном троллейбусе, где и яблоку, как говорится, упасть некуда, зажатая между двумя нетрезвыми мужиками дама обращается к одному из них: «Мужчина, ну в конце концов, это переходит всякие границы! Вы висите на мне уже третью остановку!». «Но я же вам ничего не делаю, мадам!» – огрызается пассажир. «Так делайте уже хоть что-нибудь!» – в сердцах восклицает дама.

Так и рецидивы дебатов о необходимости введения трудовой повинности для «бездельников-социальщиков». Чуть ли не регулярно раз в полгода политики и чиновники всех мастей и рангов, за исключением разве что членов партии «Левых», начинают очередную кампанию против получателей социальных пособий, якобы, не желающих интегрироваться на рынке труда. Их обзывают тунеядцами, прихлебателями, обманщиками и угрожают сократить пособия в том случае, если они немедленно не начнут работать.

Миф о вакансиях

Работу, однако, им никто не предлагает, потому что свободных рабочих мест в республике нет, хотя статистика и говорит о десятках тысяч вакансий. «Немецкие предприятия готовы принять на работу более 30.000 инженеров», – неустанно повторяют одни средства массовой информации. «Среднему бизнесу нужны тысячи квалифицированных рабочих всех специальностей», – чуть ли ни в унисон вторят им другие. На самом же деле достаточно посмотреть субботние выпуски ежедневных газет, чтобы убедиться в обратном. Число объявлений о вакансиях на страницах под названием Stellenmarkt (Frankfurter Allgemeine) или Karriere Welt (Die Welt) стремительно сокращается из месяца в месяц.

В недавнем интервью воскресной газете Welt am Sonntag финансовый директор известной немецкой фирмы по производству игрушек Bobby Car Манфред Душл (Manfred Duschl) признался журналистам, что на каждое объявление об открывшейся вакансии приходит не менее двухсот резюме (Bewerbung). А начальник отдела кадров одной ганноверской фирмы, искавшей недавно продавца на 400 евро, был просто ошарашен количеством поступивших резюме: 35 электронных и более 50 письменных. Что же касается телефонных звонков по тому же вопросу, то после сорокового он просто сбился со счёта.

Однако политики, закусив удила, продолжают талдычить своё: не хотят, мол, работать «социальщики», и в этом вся беда. Так что, надо искать выход!

Трудовая терапия

Идея Bürgerarbeit, как оказалось, не нова. Еженедельник Die Zeit ещё в 1997 году опубликовал размышления социолога Ульриха Бека (Ulrich Beck) о возможности и необходимости введения этого социально-экономического инструмента, определяемого автором как форма трудовой терапии для безработных (Beschäftigungstherapie für Arbeitslose), благодаря которой можно создать иллюзию полной занятости в стране. Однако у пришедших на смену Гельмуту Колю (Helmut Kohl) под эгидой Герхарда Шрёдера (Gerhardt Schröder) социал-демократов времени на подобные «мелочи» не было. Перед суперкарьеристом из Ганновера стояли иные задачи – прочно обосноваться во власти и вкусить её сладкий мёд.

Об идее трудовой терапии вспомнили лишь 9 лет спустя, когда окончательно поняли, что реформы рынка труда по рецептам опального Петера Хартца (Peter Hartz) привели не к положительному, а к отрицательному результату. И без того пустые социальные кассы опустели донельзя, а уровень безработицы (фактический, а не статистический) превысил самые пессимистические прогнозы. Кроме того, из-за хронического недостатка средств муниципалитеты начали экономить на уборке улиц, вывозе мусора, культурных и социальных мероприятиях, а благотворительные акции, вообще, стали чрезвычайно редким явлением.

И вот тут кто-то очень умный вспомнил о социологе Беке и предложил элегантный выход из тяжёлого положения: если в сфере частного бизнеса найти рабочие места для получателей социальных пособий невозможно, надо создать их в государственном секторе «капиталистического» хозяйства и потребовать от безработных в обмен на пособие (als Gegenleistung) выполнять те виды и объёмы общественно-полезных работ, которые из-за нехватки денег давно уже никем не выполняются, как-то:

— мести загаженные туристами улицы и собирать собачьи фекалии в парковых зонах
— истреблять амброзию на берлинских пустырях в период её буйного цветения
— ухаживать за немощными стариками в домах для престарелых
— помогать воспитателям в детских садах, а учителям в начальных классах
— ухаживать за бездомными и наркоманами в специальных учреждениях и так далее…

Однако призывы к введению подобного рода мероприятий развлекают общественное мнение, как правило, недолго и лишь накануне каких бы то ни было выборов (федеральных, земельных или муниципальных), когда политический истеблишмент в погоне за голосами избирателей пытается найти козлов отпущения и натравить одни слои населения на другие. Но как только выборы уже позади, до безработных и до их интеграции, как впрочем, и до общественно-полезной деятельности уже никому нет дела. Разумеется, только на определённый отрезок времени, пока не начнётся следующая предвыборная кампания.

Вот поэтому и вспомнился приведенный выше анекдот. Так же как и героине этой хохмы мне очень хочется крикнуть политикам: «Ребята, хватит давить нас разговорами, делайте уже хоть что-нибудь!».

И, наконец, это что-нибудь начинает становиться реальностью!

Всегерманский проект тотальной занятости

Используя многолетний и, по мнению некоторых экспертов, положительный опыт городков Bad Schmiedeberg и Barleben в земле Саксония-Анхальт, где новая модель трудовой повинности была введена ещё в августе 2006-го и в январе 2007-го годов соответственно, федеральный министр труда Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) решила «трудоустроить» подобным образом миллионы так называемых «долгосрочных безработных» (Langzeitarbeitslose) по всей Германии и таким образом значительно улучшить весьма печальную статистику. Приняв от городских и коммунальных структур почти 200 заявок на введение Bürgerarbeit, министерство труда ФРГ разработало детальный план мероприятия, которым предусмотрено следующее:

«Рабочие места» в рамках этого проекта будут предлагаться только тем безработным, шансы которых найти себе «нормальное» место на «первом рынке труда» равны нулю. Официальный старт проекта – 15 июля 2010-го года. В течение полугодичной «фазы активизации» в нём примут участие 160.000 трудоспособных получателей пособий Hartz IV, для которых биржи труда попробуют всё-таки найти рабочие места вне проекта. Если же это не получится (например, по причине недостаточной квалификации), то с 15-го января 2011-го таким безнадёжно «неактивируемым» безработным предоставят 34.000 Bürgerarbeit-вакансий, то есть осчастливят лишь каждого пятого из «избранных».

Продолжительность рабочей недели в рамках новой трудовой повинности будет равна либо 30-ти, либо 20-ти часам, а ежемесячная заработная плата брутто 900 и 600 евро соответственно.

Рабочие места в рамках проекта будут предлагаться безработным в добровольно-принудительном порядке. В случае отказа возможно применение штрафных санкций.

В отличие от так называемой «одноевровой работы» (Ein-Euro-Job) участники Bürgerarbeit получат трудовой договор и будут отчислять положенную законом часть своей зарплаты в социальные фонды (Rentenversicherung, Krankenversicherung и т. д.).

Рабочее место в рамках проекта Bürgerarbeit будет финансироваться 3 года. Если в течение этого срока принимающий участие в проекте человек найдёт себе рабочее место на «первом рынке труда» (или биржа труда предложит ему такое), его «трудовая повинность» будет прервана.

Говоря о «не имеющих шанса на реальное трудоустройство» получателях пособия Hartz IV, федеральный министр фон дер Ляйен, прежде всего, имеет в виду пожилых безработных иностранного происхождения (mit Migrationshintergrund), многие из которых, кстати сказать, не могут найти себе нормальную работу по трём причинам: из-за возраста, из-за плохого состояния здоровья, из-за незнания языка. Какие из них получатся дворники, помощники воспитателей или ночные сиделки в домах для престарелых сказать сегодня не может никто. Но полагаю, что 60-летний московский профессор с дипломом МГУ вряд ли сможет стать первоклассным уборщиком и гармонично вписаться в бригаду профессиональных дворников. Хотя я могу и ошибаться.

Возможно, сама идея принудительной трудовой повинности и неплоха. Однако нашему политическому истеблишменту надо всё-таки работать не над тем, как «пристроить» безработных на «втором» или «третьем» рынке труда, а над тем, чтобы на «первом нормальном» рынке появилось достаточное число рабочих мест, где работающий человек будет получать такую зарплату, которая избавит его от унизительных государственных дотаций.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige