Struwwelpeter, а по-русски Стёпа

В номере 

Автор

Если термин «текст» распространить на всё, что отражает человеческую мысль с помощью каких-либо видимых или осязаемых знаков, то в него можно включить и наскальные рисунки, и клинопись на глиняных дощечках, и папирусы, и берестянные грамоты, и много ещё чего. За историю человечества их было создано не поддающееся подсчету количество. И весь лес книг подчиняется неумолимому закону природы – со временем листва опадает, ствол разрушается и все уходит туда, откуда появилось. Лишь энтузиасты-ученые иногда извлекают на свет божий из глубины веков и даже тысячелетий какое-то произведение. Но есть и вечнозеленые растения, не подвластные времени и перешагнувшие национальные границы. Об одном из них эта статья.

Рождественский подарок

Как известно, в начале было Слово, и в нашем случае события следовали по проторенной дороге. Книга, о которой пойдет речь, также началась со слов, написанных проживавшим во Франкфурте-на-Майне врачом Генрихом Гофманом (Heinrich Hoffmann). В то время он  работал в больнице как акушер и одновремено патологоанатом – можно сказать, встречал прибывающих в этот мир и закрывал врата за ушедшими. А писать он стал случайно под давлением обстоятельств.

Молодой отец искал своему первенцу трехлетнему Карлу рождественский подарок. Хотелось купить что-то с занимательными рисунками и простыми текстами. Однако то ли детские книги были тогда дефицитом, то ли требовательность покупателя была высокой, но нужная книга не нашлась. «Нет так нет, прикажете плакать?» Гофман был не из тех, кто унывает при неудаче, он сам стал в тетрадке рисовать картинки и сопровождать их краткими историями. Как поется: «Раз дощечка, два дощечка — будет лесенка», а у молодого папы рисунок за рисунком, рассказик за рассказиком – и получилась книжечка. Сынишке она понравилась, и Гофман решил познакомить с самоделкой других детей.

Первый тираж сборника, изданного в 1845 году и содержавший шесть историй, разошелся мгновенно. Ко второму его выходу в свет  добавились новые сюжеты и через два года их было десять. Между прочим, в первых выпусках книги не указывалось имя художника и того, кто  написал пояснения к рисункам. Врач опасался за свою профессиональную репутацию. И лишь при пятом издании на обложке появилась настоящая фамилия автора и рисунок главного героя — мальчика Struwwelpeter (растрепанный Петер), который стал любимой фигурой детей.

Книга была гениальным ходом любителя – солнечного художника и поэта. Она открыла целую эпоху детской литературы. По мнению Гофмана, подобные книги должны быть созданы как бы детьми, видящими мир своими глазами. Тексты должны быть короткими, призванными обьяснять смысл картинки и легко проникать в детское сознание. Ребенку трудно слушать многосложные моральные проповеди, но он должен понимать, что за плохой поступок (озорство)  будет так или иначе наказан.

Сборник стали издавать во многих странах. К настоящему времени книга вышла на 133 языках и диалектах. Интересно, что на английский её перевел Марк Твен. В музее Штрувельпетера во Франкфурте-на-Майне  представлены переводы  на сорока четырёх языках. Только в этом городе книга была издана свыше 500 раз. А во всем мире к настоящему времени продано несколько десятков миллионов экземпляров. Сюжеты перерабатывали для сцены и даже сочиняли музыку к отдельным историям. Было написано много подражаний, и сам Гофман выпустил еще две подобные книжки. Но достичь уровня первоначального варианта никто не смог.

«Стёпа-растрёпа»

Дети в России давно знакомы с героями Гофмана. Первый перевод на русский благодаря стараниям немецкой колонии в Санкт-Петербурге появился уже в 1848 году. Всего через год после издания в Германии устоявшегося содержания книги с 10 историями. В России книга называлась «Забавные разсказы и занимательныя картинки для детей от 3-х до 6-ти лет» (Орфография того времени).

Второй перевод (1849) оказался более успешным  и под названием «Стёпка-растрепка» выдержал не менее 15 изданий. Интересно, что некоторые рисунки в российской книжке так понравились Гофману, что он их, несколько видоизменив, вставил в последующие немецкие издания. Таким образом Стёпа и Петер слегка породнились. В российском книжном мире позднее появлялись и другие переводы, переделки и подражания. Например, Самуил Маршак, написавший много детских стихотворений, для сюжета одного из них воспользовася печальной историей из Штрувельпетера – девочка, неосторожно обращаясь со спичками, устроила пожар, в котором и сама сгорела. После 1927 года книга в СССР не переиздавалась.

В этом году во Франкфурте-на-Майне увидело свет новое двуязычное  издание: по-русски и по-немецки. Название книги чуть изменено – теперь главный герой именуется помягче — Стёпа-растрёпа. Поэтический перевод выполнен Григорием Певзнером при поддержке Евгения Вишневского. «Они нашли для „Struwwelpeter“ новый, отвечающий современности русский эквивалент. Одна из сильных сторон их перевода заключается в том, что он преподносит современному русскоязычному читателю старую немецкую детскую книгу с большим юмором и с известной порцией иронии». Выпустило книгу  издательство Tintenfass.

8 октября сего года издательство провело презентацию новой книги в помещении Музея Штрувельпетера и Генриха Гофмана. Зал был настолько заполнен, что многим пришлось весь вечер «пешком стоять». Вечер открыла директор музея Беатe Цекорн-фон Бебенбург (Beate Zekorn-von Bebenburg). Она дала высокую оценку книге и обратила внимание на то, что её издание весьма актуально. Ведь в Германии существенно возросло число русскоговорящих и в русско-немецких детских садах «Стёпа-растрепа» будет, безусловно, очень востребован. Присутствовавшие с вниманием выслушали выступление Генерального консула Российской Федерации во Франкфурте-на-Майне Владимира Липаева. По его мнению Франкфурт может гордиться не только Гёте, но и Гофманом, создавшим одну из лучших детских книг. Она имеет важное педагогическое значение, помогает детям через игру познавать мир. Зал с интересом отнесся к сообщению руководителя издательства доктора Вальтера Зауэра (Walter Sauer). Он представил себя как русскую матрешку во многих ипостасях – исследователь, издатель, член Общества друзей музея. Выступавший рассказал об истории первых выпусков книги на немецком и русском языках. Сообщил также о работе Общества и сборе им, в частности, сведений  об издании Штруввельпетера во многих странах.

Переводчик Григорий Певзнер  выразил благодарность издательству, предложившему перевод интересного текста и всем, кто способствовал выполнению очень интересной творческой работы. Приятное впечатление осталось у присутствовавших от выступления дуэта (Анна Белякина и Леонид Шмеркин), удачно разделявших речи с трибуны музыкальными номерами, соответствующими теме вечера и исполненными на профессиональном уровне. Гости по окончании официальной части долго не расходились, обсуждая только что купленную книгу, получали автографы переводчика. Побольше бы таких книг «хороших и разных», почаще бы такие поводы для русско-немецких встреч.

Врач-энтузиаст

Думаю, будет нелишним, если я в заключение расширю сведения о главном герое прошедшего мероприятия – Генрихе Гофмане. Родился он в 1809 года 13 июня и, несмотря на такое число, успешно в университетах Гейдельберга и Галле закончил обучение медицине и защитил диссертацию. Затем всю жизнь врачевал в родном Франкфурте-на-Майне. Благодаря стараниям Гофмана и его единномышленников была открыта больница для бедных. Она стала местом его службы в течение десяти лет. Затем переход в заведение для лечения душевнобольных и эпилептиков. Это направление определило  цель и направление его последующей жизни. Постоянная агитация врача-энтузиаста, многочисленные выступления и статьи мобилизовали общественность и возымели действие. В городе открыли новую больницу, которой Гофман руководил до ухода на пенсию. После ряда преобразований это лечебное учреждение функционирует и сегодня как Центр психиатрии, находящийся на улице Heinrich-Hoffmann-Strasse.

Г. Гофмана отличала активная общественная деятельность. Он был одним из основателей Союза врачей Франкфурта, который позже возглавил. Будучи либералом, выступал за свободу слова и был избран в законодательное собрание, а в 1848 как представитель Франкфурта-на-Майне в общегерманское национальное собрание.  Там франкфуртский депутат стал инициатором «Гражданского союза» и пытался установить взаимопонимание между фракциями.

Известный врач был общительным и привлекательным человеком. Он создал «Союз Tuti Fruti», в который вошли художники, писатели, педагоги и другие представители городской интеллигенции. Согласно разработанному им уставу, члены клуба оставляли на пороге свои должности и звания, а представлялись внутри только под именем выбранного ими фрукта или овоща. Сам доктор именовался луковицей. «Тутифрутисты», собираясь, заслушивали любопытные сообщения, обсуждали интересные рассказы, устраивали розыгрыши и т. п. Благодаря своему авторитету среди художников врач Г. Гофман 15 лет был членом администрации института искусств Штедель (Staedel). Вот таков был отец немецкого сына Struwwellpeter и его русского побратима Степана Генриховича Растрёпы.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige