Из жизни «Русской мафии», или как «шьются» уголовные дела…

В номере 

Автор

Ровно год назад сразу две центральные немецкие газеты опубликовали очередной криминальные репортажи из жизни «русской мафии»: тридцатилетний Виталий Б., будучи в алкогольном опьянении, угрожая оружием, применил вооруженное насилие по отношению к девятнадцатилетнему Mehmet Y. и его трем землякам. По версии журналистов, ситуация была настолько серьезной, что на борьбу с очередным «мафиози» пришлось вызывать даже Spezialeinsatzkommandos (SEK). Я, как, наверное, и любой законопослушный гражданин, был, конечно, возмущен подобной выходкой. Каково же было моё удивление, когда на следующий день за адвокатской защитой ко мне обратился тот самый «мафиози». На вид это был застенчивый молодой человек, внешность которого никак не соответствовала описаниям журналистов. С его слов, дело выглядело следующим образом. Вместе со своим знакомым он спустился в подвал, чтобы одолжить тому свой велосипед. Там, в клубах наркотического дыма, находилась группа молодежи, которая проявила неудовольствие тем, что кто-то посмел помешать им. Поведение молодых людей было агрессивным. Двое из них запустили руки в свои напоясные сумки и направились в сторону Виталия, явно намереваясь применить силу, используя при этом ножи. С целью самообороны и защиты знакомого Виталий был вынужден вытащить газовый пистолет (лицензия на который у него была), предостерегая нападавших. Молодежь не ожидала такой развязки и бросилась бежать. А наш «герой» был обвинен по § 223 § 224 StGB — Gefährliche Körperverletzung (наказание в тяжелых случаях: от шести месяцев до десяти лет лишения свободы) и § 241 – Bedrohung (наказание: до одного года лишения свободы или денежный штраф).

Первым моим шагом было извещение полиции, что я представляю интересы Виталия, а также затребование материалов уголовного дела. С этого момента клиент избавляется от необходимости получения из полиции писем, телефонных звонков, а общается сначала с работниками полиции, а затем и с прокуратурой исключительно адвокат. Из анализа полученных материалов стало ясно, какими доказательствами располагает следствие. Это дало возможность определить стратегию предстоящей защиты и выяснить, имеются ли основания для прекращения дела на стадии предварительного расследования. Закрытие дела на досудебной стадии – самый желательный исход, так как в отношении подозреваемого не проводится судебного разбирательства, и он не несет уголовной ответственности.

Позиция защиты основывалась на следующих главных аргументах:

— Виталий достал пистолет под напором реальной угрозы, исходившей от двух молодых людей (ведь те уже доставали ножи), поэтому он действовал в пределах необходимой обороны,

— почему он при себе имел пистолет? – для самообороны, потому что многие жители дома уже имели проблемы с этой группой лиц, спускаясь в подвал,

— на пистолете отсутствуют следы (DANN-Spuren) молодого человека, который утверждал, что Виталий прислонил дуло к его подбородку, значит тот лгал,

— установлены многие несоответствия в показаниях молодых людей, которые должны быть использованы в пользу подозреваемого.

Учитывая изложенное, я заявил прокуратуру Франкфурта ходатайство о закрытии дела согласно § 170 Abs.2 StPO в связи с недостаточностью доказательств. Тот согласился с доводами защиты. Виталию были возвращены конфискованный пистолет и принадлежности. Прокурору не хотелось передавать дело в суд. Ведь журналистские истерии о «русской мафии» на роль доказательств явно не тянули!

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige