Торговля ливийской демократией

В номере 

Автор

В то время как ливийский диктатор Муаммар аль-Каддафи, беснуясь, называет восставших граждан своей страны «наемниками Запада» и посылает против них снайперов и самолеты, сам Запад проявляет в его отношении нерешительность. Европа призывает обе стороны конфликта вступить в переговоры, а экстренно собранный Совет Безопасности ООН скромно осуждает насилие в Ливии, не уточняя, кого именно он считает повинным в этом насилии.

Очередное телевыступление Муаммара Каддафи лишь подтвердило и так всем известный факт: ливийский диктатор невменяем. У него в самом деле что-то не в порядке с головой – в медицинском смысле этого понятия. Потому что слушать его было страшно и удивительно: сначала «черный полковник» обозвал восставших «собаками» и потребовал немедленно сложить оружие, в противном случае угрожая уничтожить их всех, их жен и детей. Далее объявил, что ливийское восстание против его особы – это «заговор американских спецслужб», после чего, очевидно, на месте забыв о предыдущей фразе, объявил восстание «заговором Аль-Каиды».

Далее Каддафи, нацепив очки, попытался прочесть несколько цитат из своей «Зеленой книги», но чуть позже бросил это дело, указал на развалины своей бывшей резиденции, перед которыми произносил речь – она была разбомблена американцами еще в 1980 году и стала с тех пор памятником ливийской революции тех лет – что не помешало «королю королей» заявить, что он только что счастливо избежал теракта, в результате которого едва не погиб под развалинами – а вслед за этим последовало задумчивое сообщение о том, что он-де был очень рад выступить сегодня перед участниками молодежного митинга в его поддержку, который якобы состоялся на Зеленой площади в Триполи. На самом деле, на этой площади вот уже который день митингуют противники режима.

Повстанцев он обвинил, в числе прочего, в гибели министра внутренних дел страны Абдулфаттаха Юниса – он-де был застрелен бесчинствующими манифестантами в Бенгази. На самом деле, живой и здоровый министр открыто перешел на сторону восставших, о чем и объявил в тот же день. Завершил Каддафи свою речь обещанием победить или умереть, как мученик.

Это далеко не полный перечень нелепостей, которые нагородил Муаммар Каддафи в своем телевыступлении. Пожалуй, и противники, и сторонники его после этого просто вынуждены оказались признать, что ливийский лидер, мягко говоря, не слишком адекватно воспринимает окружающую реальность. В любом случае, говорить о «кучке саботажников», как это делает не только он, но и его сын Сейф-аль-Ислам – попросту глупо, потому что в руках этой «кучки» находится уже, по сути, весь восток страны, на ее сторону переходят военные и полицейские подразделения, а также множество ливийских политиков всех рангов и даже племенные вожди вместе со своими племенами и родами.

Самое страшное, что именно этот сумасшедший по-прежнему сохраняет за собой право приказывать, что он посылает в бой против собственного народа танки и самолеты, а также убийц-наемников, которым платит по 3-4 тысячи долларов в день за то, что те расстреливают демонстрантов из снайперских винтовок. То, что творится в Ливии – это уже даже не революция. Это – гражданская война. Большинство комментаторов сходятся во мнении, что шансы на победу у повстанцев очень высоки, однако даже если Муаммар Каддафи в какой-то момент окажется арестован – его даже невозможно будет судить, ведь сумасшедших не судят…

Впрочем, неадекватность «черного полковника» — для всего мира давно уже «секрет Полишинеля». Его поведение всегда было не слишком адекватным – иностранные дипломаты, правда, предпочитали называть его «эксцентричным»: чего стоили, к примеру, попытки Каддафи собрать итальянских девушек и скопом обратить их в ислам, чтобы «подать пример всем европейским христианам»? А его поездки по африканским странам – с батальоном охраны, включающим в себя танки и БТРы, а также полком прислуги? А сумбурное и путаное прошлогоднее выступление в ООН, где его давно уже прозвали «Великим молчальником», потому что за предыдущие 40 лет он там вообще не проронил ни слова – как утверждают тамошние сотрудники, даже ни с кем не здоровался…

Можно предположить, что западные психиатры давно уже проанализировали его поведение и поставили диагноз. Проблема лишь в том, что на все это Запад закрыл глаза – и не только на это, а еще и на тот очевидный и непреложный факт, что Муаммар Каддафи давным-давно является вдохновителем и организатором террора, не хуже своего конкурента Усамы бин Ладена. Но Запад и, в частности, Европа простили ему все преступления – и взорванную берлинскую дискотеку «La Belle», и сбитый над Локерби гражданский «Боинг», и даже произошедший уже после «примирения» захват в заложники двух ни в чем не повинных швейцарских бизнесменов с целью освобождения из-под стражи его сына, попавшего в Швейцарии под арест за то, что он на пару с женой избил до полусмерти двух сотрудников отеля…

А история с болгарскими медсестрами и врачом, которых обвинили в «намеренном распространении СПИДа» и собирались казнить – пока личное вмешательство Ангелы Меркель и Николя Саркози не спасло жизни этих несчастных? Всего этого будто никогда не происходило.

Каддафи оставался «персоной грата», его принимали у себя европейские лидеры (и кстати, в Кремле он тоже оказался желанным гостем – помнится, разбил на Красной площади свой шатер, куда к нему пожаловал российский президент), а известный своими не менее эксцентричными, но гораздо более безобидными выходками итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони однажды даже прилюдно поцеловал ему руку – наверное, он хотел таким образом подшутить над «королем королей», но тот, похоже, воспринял этот жест, как нечто само собой разумеющееся.

Оснований для так называемой любви к ливийскому диктатору у лидеров Европы два. Первое – экономическое: сразу после показного примирения европейцев с Каддафи в Ливию сплошным потоком хлынули представители энергетических концернов со всего Евросоюза. За несколько лет Ливия превратилась в третьего по значению африканского поставщика нефти в европейские страны, а незадолго до начала нынешних протестов туда же приехали уже и разведчики газа. Сейчас, когда нефтеносный ливийский Восток оказался в руках повстанцев – цена нефти на европейских биржах рванулась вверх – а для едва вышедшей из кризиса экономики Старого континента это, скажем так, не слишком здорово.

Но вторая причина, по которой европейцы помирились с диктатором-террористом – пожалуй, даже более серьезная, чем просто экономическая выгода. Вот уже пять лет, как Муаммар Каддафи исполняет обязанности «пограничника Европы» — перехватывает тысячи африканских нелегальных беженцев, направляющихся через Ливию к берегам Греции и Италии, после чего одних сразу отправляет восвояси, а других держит в специальных лагерях в пустыне – по свидетельствам немногих очевидцев, условия жизни в них таковы, что те, кто вырывается оттуда даже обратно по домам, испытывают неподдельную радость от того, что остались в живых.

Под обязательство остановить поток беженцев Каддафи получил горы итальянского стрелкового оружия, десятки немецких патрульных катеров и приборов ночного видения и даже французские атомные электростанции…

Вряд ли приходится удивляться, что с самого начала протестов в Ливии официальные европейские лидеры постарались попросту от них дистанцироваться. Руководительница внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон уже привычно заявила, что Брюссель-де «внимательно следит» за событиями, а министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле вообще высказался в том смысле, что это-де «внутреннее дело ливийцев». Конечно, все официальные представители европейских стран призвали к «прекращению насилия и конструктивному диалогу», но чего стоят эти призывы?

Экстренное заседание Совета Безопасности ООН, состоявшееся в Нью-Йорке 22 февраля, по сути, просто повторило эти призывы – то есть, завершилось ничем. Ни санкций против Каддафи и его присных, ни прямого осуждения его действий (вместо Каддафи было осуждено абстрактное «насилие в стране»). Так что неудивительно, что ливийские повстанцы так же, как и их главный противник, «черный полковник» Муаммар Каддафи, к Западу относятся не слишком благожелательно. Скорее всего, они все-таки победят, но это будет только их победа и ничья больше.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige