На волне «Пятого океана»

В номере 

Автор

С каждым годом их становится все меньше и меньше… Ветераны войны. Той самой, отзвуки которой не смолкают и в наши дни. Той самой, в которой до сих пор много неясного и неизвестного. Той самой, о которой мало уже кто может рассказать от первого лица. Но вот недавно, мне улыбнулась удача.

Про этого человека говорят, что над ним не властно время. В свои годы он сохранил не только хорошую физическую форму, но и острый ум, и эмоциональность, и огромное чувство юмора. Оно и не удивительно — ведь даже имя его — кстати, библейское — Исаак, означает «смех».

Про войну он рассказывает так, как будто это было вчера. Помнит все — даже самые маленькие детали. А еще Исаак Розенблат утверждает, что он — везучий человек!

Мне всегда везло!

Но все по-порядку. Родился и вырос наш герой в Житомирской области. Сколько себя помнит — всегда увлекался радио — ходил в дом пионеров в радио-кружок, позже — что-то конструировал и собирал сам. В 18 лет он уже являлся заместителем начальника городской связи города Любер.

…Война пришла внезапно. Уже через несколько дней после ее начала, стали слышны отзвуки канонады и грохот от разрывов бомб. Город опустел — жители поняли, что надо скорее уходить.  Погрузив свое нехитрое барахлишко на телеги, они, огромной толпой, подались на восток.

А какое имущество у 18-летнего паренька? Надел единственный пиджак, нахлобучил шапку. А в котомку, вместо вещей, положил… две книжки по радиотехнике.

— И Вы только книжки с собой взяли?! —  недоумеваю я.
Мой собеседник даже удивился:
— А куда же я без них!

Так и отправился он в путь — налегке. Сначала в Житомир, но там уже никого не было. Что ж, тогда — в Киев, тоже пешком. Время от времени приходилось укрываться — дорогу постоянно бомбили.

— Представляешь, мне всегда везло! — говорит Исаак Иосифович. — Вот иду я по этому пути, смотрю — лошадь стоит, вместе с телегой — бросил кто-то. Ну, сел я в эту телегу  и уже остаток пути до Киева ехал на ней.

В Киеве царил хаос — население в срочном порядке эвакуировалось. Шли опять пешком, потом ехали на поезде. И оказался наш герой на Донбассе, в селе, неподалеку от Славинска.

Красная армия отступала, наши войска уже перебрались на другую сторону реки Северный Донец. Жителей тоже осталось мало — кто сумел, тот ушел. Лето подходили к концу, наступили холода. 18-летний Исаак Розенблат лежал на полу избушки, хозяева которой его приютили, и размышлял о своей дальнейшей судьбе. А перспективы вырисовывались далеко не радостные. Уйти в одиночку уже не представлялось никакой возможности. К тому же сюда, со дня на день, могут нагрянуть вражеские войска и тогда ему, учитывая его происхождение, придется не сладко…

И опять повезло! Дверь распахнулась среди ночи. На пороге стоял лейтенант-красноармеец.

— Здесь кто-нибудь есть? — поинтересовался он.
— Я есть, — отозвался Исаак.
— Ты не знаешь, немцы уже в поселке?
— Пока еще нет.

Они разговорились. Оказалось, что та часть, в которой служил лейтенант, потеряла ориентир, а попросту — заблудилась. Вот и пытается он выяснить дорогу у местного населения.

Вдруг глаза у ночного гостя приняли удивленное выражение — он заметил лежащие на столе те самые книги по радиотехнике.

— Чьи это? — поинтересовался он.
— Мои, — скромно ответил молодой человек.
— И ты что их… читаешь?!
— Читаю…
— И что, разбираешься во всем этом?!
Разбирается ли он?!  Да еще как разбирается!
Тут лицо военного стало серьезным:
— А не хотели бы Вы, молодой человек, послужить в Красной армии?
От радости парнишка чуть не сбил лейтенанта с ног:
— Хочу! Конечно же, хочу! — закричал он.
Так Исаак Розенблат оказался на фронте.

На войне — как на войне…

Он сразу попал в воинскую часть — 339 БАО — батальон аэродромного обслуживания. Служил на радиостанции, осуществляя связь с армией и прифронтовой зоной. Специалистов не хватало, а уж радисты, да еще такого уровня, были нарасхват. Поэтому, через некоторое время его перевели в другой батальон — отдельный инженерно-аэродромный, где он стал уже начальником радиостанции.

— Как известно, до 43 года наши войска отступали, — говорит мой собеседник, — и мы вынуждены были тоже передислоцироваться. Так и дошли до Воронежской области.  Самолеты у нас уже были, но аэродрома не было и вот, именно там его и начали строить.  Фашисты пытались уничтожить этот стратегически-важный объект, и постоянно его бомбили. Это стало уже настолько привычным, что никто даже не удивлялся.

Заслышав сигнал воздушной тревоги, солдаты укрывались в ближайшем лесу, в воронках, оставшихся от предыдущих бомбовых ударов. Успокаивали себя тем, что по теории вероятности, один снаряд в одно и то же место дважды не попадает. Однажды, после очередной бомбежки, наш герой, покидая укрытие, окинул взглядом местность, где они находились. И увидев покореженный лес,  вывернутые с корнем деревья, воронки от бомб, он, успевший повидать уже многое на этой войне, впервые чуть не разрыдался — такой ужасной была эта картина.

… Если описывать все то, что рассказывает Исаак Иосифович, не хватит ни статьи, ни целого журнала. А вспоминает он массу эпизодов. И как в перерывах между бомбежками он пел другим фронтовикам военные песни, и о том, как один майор, увидев прохудившиеся сапоги главного радиста, подарил ему свои. И о боевых друзьях-товарищах, многие из которых уже не вернулись домой…

— После 43 года, мы стали уже непрерывно наступать, — продолжает он рассказ, — и наш батальон постоянно двигался на запад. Прошли через всю Украину, Польшу, пришли в Румынию. Там меня ранило в ногу, и я попал в госпиталь. Ну, это уже был 45-й год. Вскоре наступила долгожданная победа.

Исаак Розенблат закончил войну старшим сержантом. Он — обладатель множества наград, среди которых — Орден Отечественной войны и медаль «За отвагу».

Пора в путь-дорогу

После войны вернулся молодой человек на Украину, где поступил в медицинский институт. Закончив его, стал врачом-рентгенологом и проработал ни много- ни мало — более 40 лет в больнице города Черновцы. Про рентгенологию, как и про радио, он знает, практически, все. Кстати, живет он сейчас в Гиссене — в том самом городе, где некогда жил, работал и сделал свое уникальное открытие знаменитый Рёнтген. Приехав сюда, наш герой побывал на его могиле.

— Представляешь, Рёнтген умер в марте 1923 года, а я родился в мае того же года. Наверное, что-то в этом есть! — говорит он.

В 1947 году Исаак Розенблат создал семью. Со своей женой Светланой Ильиничной они уже 64 года вместе! У них взрослые дети и внуки, есть и правнуки. Светлана Ильинична утверждает, что более порядочного и искреннего человека, как ее муж, она никогда в жизни не встречала!

Свое увлечение радиотехникой он тоже не забывал. В 60-м году сконструировал собственный радиоприемник на полупроводниках, который от тогдашних ламповых — больших и громоздких — отличался компактностью и маленькими размерами — помещался на ладони.

Про отъезд куда-либо его семья даже не помышляла. Но шло время,и в судьбы этих людей  — впрочем, как и многих других — вмешались обстоятельства. Глава семьи, к тому времени, вышел уже на пенсию, а его жена и дочь преподавали русский язык и литературу в учебных заведениях. И все было бы ничего, но вдруг, в один прекрасный момент Украина, освобождении которой участвовал старший сержант Исаак Розенблат, обретя независимость, решила, что русский язык ее гражданам больше не нужен. И тысячи преподавателей остались не у дел…

Вот тогда-то и пришлось собираться в дорогу. В те годы — а это более 16 лет назад — порядки для «выездных» были строгие и предписывали большие ограничения по багажу.  Отъезжающие пытались увезти с собой хоть какие-то вещи. Но наш герой и тут оказался верен себе! Как и в 41-м, отправившись в путь с двумя книжками за спиной, так и здесь — вместо домашней утвари и посуды, он запаковывал… радиоприборы!  Один из них до сих пор функционирует — мой собеседник с гордостью показывает мне этот трофей.

— Неужели Вы везли его оттуда?! — удивляюсь я..

А куда же я без него?!

Желаю Вам…73!

— Ты знаешь, что такое «пятый океан»? — спрашивает он.

— Нет, — признаюсь я.

Оказывается, именно так радисты называют небо. А еще так называется объединение радиолюбителей, в которое входит и радист Розенблат.

На его балконе — огромная антенна, а в комнате — радиопередатчик. Исаак Иосифович показывает мне его в действии — включает, настраивает на определенную волну, а там — голоса, какие-то разговоры. Можно поговорить с любой точкой планеты!

— Я очень сомневался, что здесь, в Германии, мне разрешат иметь собственную радиостанцию, — говорит мой собеседник.  Но потом решил — была – ни была — и отправил все свои документы в Майнц — именно там решался этот вопрос. И вдруг приходит ответ — мне сказали «да», но при этом оговорились, что здесь это разрешается немногим.

Как известно, у связистов — свой особый язык. Например, есть такое выражение: «Желаю вам 73!» Даже открытки существуют с таким текстом, которые нашему герою присылают со всего мира.  Дело в том, что «73» — это особый код, придуманный в незапамятные времена и применяемый по сей день. Означает он — «наилучшие пожелания».

Есть у Исаака Иосифовича и свой позывной — «Ульяна 5 YR».  И это не просто набор букв и цифр. По такому коду любой радиолюбитель может сразу же определить, что перед ним — участник второй мировой войны.

Желающих пообщаться с ним в радио эфире — масса. Не каждый же день можно встретить живую легенду!  Жаль только, что из военных радистов он, на сегодняшний день, остался только один…

Исаак Иосифович, желаю Вам…73!

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige