Прогнозы и опасения рынка труда

В номере 

Автор

В экономике Германии грядут перемены. Причем заметны они станут уже в течение 2011 года. Обусловлены же изменения не только нестабильной позицией евро-валюты в связи с затяжным кризисом экономик Греции и Португалии, но и высказанным желанием некоторых государств-членов евро-зоны о выходе из валютного союза.

Дорога, которую мы выбрали

Началась эта история в 2004 году, когда на волне позитивных настроений в мировом экономическом пространстве, ЕС согласился принять в свои границы новых членов сразу единой группой. В группу тогда вошли: Эстония, Латвия, Литва, Венгрия, Кипр, Мальта, Польша, Чехия, Словакия и Словения. Как следствие этого шага, ЕС были разработаны некоторые первоначальные экономические ограничения для новых государств-членов с той целью, чтобы, во-первых, дать им возможность адаптироваться к новым условиям существования в рамках Союза; во-вторых, не позволить им почивать на лаврах, наслаждаясь всеми благами нового статуса, не привнеся своей лепты в общее развитие ЕС; и, в-третьих, дать возможность старым государствам-членам ЕС возможность перестроить свои экономические и социальные механизмы под новые условия игры. В числе таких мер было и временное ограничение на свободную миграцию трудовых ресурсов новых стран-членов в рамках ЕС сроком на 7 лет.

Надо отметить, что возможность воспользоваться этим ограничением употребили не все старые члены ЕС. Да и не на всех новых членов она распространялась в равной мере. К примеру, никаких ограничений в сфере трудовой миграции не было наложено на жителей Мальты и Греческой части Кипра. В свою очередь Великобритания, Ирландия и Швеция даже не рассматривали возможность закрытия своих границ для притока иностранной рабочей силы. Кстати, эти три страны стали первопроходцами в этой тенденции. Спустя буквально несколько лет их примеру последовали также Испания, Португалия, Финляндия и Греция.

Можно предположить, что если у данной стратегии появились последователи, то это означает, что она имела успех у первопроходцев. Если говорить о Великобритании и Ирландии, то и до 2004 года население этих стран имело богатый опыт общения и сосуществования рядом с иностранной рабочей силой. Возможно, этим и объясняется тот факт, что эти государства оказались в числе первых, не испугавшихся новых экономических тенденций. Швеция же всегда была довольно закрытой и обособленной страной, если не считать ее тесных, не только в экономическом отношении, связей с соседней Финляндией. Однако необходимость в притоке новых трудовых ресурсов для вывода страны на новый виток экономического развития правительство Швеции ощутило незамедлительно. Потому и воспользовалось шансом привлечь в страну новые потоки трудовых мигрантов.

Хочется напомнить о том, что именно эти три страны и являются крайне привлекательными для иностранных мигрантов в связи с тем, что основным языком общения там является английский. И даже в далеко не англоязычной Швеции, официальными языками которой являются шведский и финский, благодаря верной государственной политике большинство населения прекрасно и практически без акцента изъясняется на английском. В Стокгольме, к примеру, существует большая англоязычная община иностранцев, которые даже не ощущают необходимости учить местный язык.

По информации Deutsche Welle, как только открылись трудовые границы с ЕС, основной поток иммигрантов в страны ЕС хлынул из Польши. Причем за достаточно короткий срок страну покинуло около 2-х миллионов человек. То есть для самой Польши это явилось достаточно серьезным экономическим ударом, который, к счастью на сегодняшний день, государство уже пережило.

В результате семилетнего табу на ограниченный въезд иностранной рабочей силы в старые страны-члены ЕС до конца выдержать эту политику решились только два государства – Австрия и Германия.

Прогнозы и опасения

При помощи простых математических вычислений не сложно понять, что именно в 2011 году, а конкретно 1 мая 2011 года истек срок семилетнего ограничения и для этих двух стран. На этом фоне многие общественные и политические деятели Германии стали инициировать волну обсуждений и прогнозов о последствиях, которые ждут страну после открытия рынка труда для стран-членов ЕС из Восточно-европейского блока.

Конечно же, первой реакцией простого населения Германии стало возмущение. Повышение количества потенциальных конкурентов при поиске работы никого не может обрадовать.

В то же время, по информации председателя Федерального объединения немецких работодателей Дитера Хундта, в различных индустриях Германии присутствует около миллиона вакантных рабочих мест. То есть экономика страны теряет потенциальную прибыль, не имея возможности занять имеющиеся места. Не говорится только о том, что речь, как правило, идет о высококвалифицированном труде. В то же время по данным Федеральной службы занятости в Германии зарегистрировано около 3,5 миллионов безработных.

Сам собой напрашивается вывод о том, что либо квалификация, либо требования официальных безработных не соответствуют необходимым промышленности условиям. В связи с этим многие политики страны, включая министра труда Урсулу фон дер Ляйен, возлагают надежды на трудовых мигрантов из Восточной Европы.

Однако если оглянуться назад на тенденции, которые видели Великобритания, Ирландия и Швеция, а в последствии и другие страны, открывшие свои границы для иммигрантов из стран-членов ЕС из Восточной Европы, то можно увидеть, что основной поток иммигрантов составляют потенциально занятые низкоквалифицированным трудом. То есть надеяться на обширный поток трудовой миграции в области высококвалифицированного труда, наверное, не слишком реалистично.

Помимо этого, привлекательность именно Германии в качестве основного направления трудовой миграции из стран Восточной Европы не слишком высока. Большинство потенциальных мигрантов, во-первых, стремятся в страны, где основным языком обихода является английский, во-вторых, как заявляют, к примеру, польские специалисты – основной поток трудовой иммиграции уже прошел после 2004 года. На большой поток вновь прибывших трудовых ресурсов Германии в связи с этим не стоит рассчитывать – сейчас из Польши уезжают скорее от безысходности низкоквалифицированные кадры. Специалисты же высокого класса могут найти достойно оплачиваемую работу и в стране.

Другим опасением работающего населения Германии является тот факт, что в связи с наплывом новой рабочей силы, сильное давление будет оказано на уровень заработной платы.

Вполне возможно, что эти опасение не безосновательны. Трудовые мигранты, работающие в Германии сегодня на не вполне законных основаниях, уже предлагают свои услуги по значительно более низким тарифам, чем их «узаконенные» коллеги. Однако в случае работы на легальных основаниях этой категории граждан также придется платить налоги, а значит, и повышать цены на свои услуги.

В отношении же демпинга заработной платы возможен другой вариант, при котором наемные работники из стран Восточной Европы, вероятно, будут соглашаться выполнять определенные работы на гораздо менее финансово выгодных условиях, чем их немецкие коллеги.

По информации Spiegel Online, уже сегодня более 2.2 миллиона занятых в Германии работают за ставку менее 6-ти евро в час. Этого сценария развития событий возможно избежать только в том случае, если Министерством труда Германии будут разработаны точные законодательные рамки минимальной оплаты труда для определенных отраслей промышленности и сферы услуг.

Также вполне реальную угрозу экономическим стандартам рынка труда представляет и другая тенденция. С 1-го мая 2011 устранены и барьеры для предприятий. То есть вполне возможно возникновение следующей ситуации: немецкие предприятия, имеющие какие-либо формы представительств на территории, к примеру, Польши, смогут отправлять своих сотрудников на работу в Германию. При этом польские сотрудники должны подчиняться на территории Германии польскому трудовому законодательству, а, значит, предприятия могут выплачивать им заработную плату соразмерную польским стандартам.

Институт Экономических исследований Халле прогнозирует около 250.000 трудовых мигрантов из стран Восточной Европы в год. Какой процент из них будет составлять краткосрочную, а какой долгосрочную миграцию — пока предсказать сложно. Однако во всех этих противоречивых тенденциях, которые ожидают рынок труда Германии в ближайшем будущем, нужно не забывать о двух несомненных прогнозах.

Во-первых, во все расчеты различных министерств, ведомств и институтов, которые составляли в преддверии открытия рынков труда, внесут изменения новые потоки мигрантов и беженцев из Северной Африки. Во-вторых, для исправления демографической ситуации Германии, которая неизбежно ведет страну к падению числа работоспособного населения, приток иностранной трудовой силы является единственной дорогой для быстрого восстановления экономической мощи страны.

По материалам: Spigel Online, Manager Magazin, Focus, Lenta.Ru

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige