Мюнхенский МИР отметил 75-летие Беллы Ахмадулиной

В номере 

Автор

Трудно сказать, чей звёздный час это был – певицы Ольги Агеевой, которая, в сопровождении пианиста Кристофа Гайля, до глубины души тронула всех присутствующих своей необычайно тонкой, в тоже время глубокой и мудрой трактовкой, положенных на музыку замечательных стихов Беллы Ахмадулиной.

Или, может быть, это был звёздный час актрис Карин Вирц и Татьяны Лукиной, которые в переводе и в оригинале декламировали, да нет, не декламировали, а проживали на глазах у зрителя,  лихорадящие чувством,  рифмы легендарной музы шестидесятников.

А разве не был этот вечер чем-то, совершенно особенным, в жизни молодого литературоведа Светланы Киршбаум,  которая впервые выступила перед театральной публикой с докладом о жизни и творчестве поэтического идола второй половины 20-го века самой большой страны в мире.

И даже для Герда Руге – немецкого журналиста-легенды, вещавшего на протяжении четверти века из Москвы на Первый канал западногерманского телевидения, и состоявшего в тесной дружбе со всеми легендами русско-советской поэзии, начиная с Бориса Пастернака и заканчивая Булатом Окуджавой и Андреем Вознесенским, было его выступление  с воспоминаниями о «несравненной» Белле Ахатовне, чем-то особенным, дорогим и трогательным.

Ну а что говорить о нас, зрителях, которые, затаив дыхание, слушали этого необыкновенного человека, оказавшего честь МИРовцам, придя в мюнхенский культурный центр «Зайдл-вилла» на их поэтический вечер, устроенный в память ушедшей год назад всеми любимой поэтессы. Слушая Герда Руге, окунаясь в его воспоминания о том лихом и загадочном времени, когда народ тысячами рвался на вечера поэзии в Лужники, как сегодня рвутся только что на футбольные матчи, невольно начинаешь завидовать шестидесятникам, их надеждам, их вере, их силе и красоте.

Судя по их произведениям, самое святое для них было понятие — дружба.  Её они воспевали в своих стихах, она была их хлебом и их молитвой.

Как далеки мы сегодня от этого времени…

Серебряный век поэзии, Золотой век поэзии…   Каким же был век шестидесятников, век, так называемой, оттепели? Если судить по стихам Беллы Ахмадулиной, он был век Друзей.

Моих друзей прекрасные черты…
Да будем мы к своим друзьям пристрастны!..
А я люблю товарищей своих!

Несомненно,  МИРовский вечер был звёздным часом, и, прежде всего, для всех нас, для всех присутствующих на сцене и в зрительном зале, и может быть, немножко и для тех,  кого мы вспомнили, с тоской, любовью и благодарностью.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige