Lohndumping и Hartz IV, или Малооплачиваемые и безработные

В номере 

Автор

Известная со времён Древнего Рима формула «Разделяй и властвуй! (divide et impera)» повсюду и во все времена выручала правящую верхушку, пытавшуюся вырваться из политических тупиков, натравливая одни слои населения на другие. Нельзя сказать, что этим злоупотребляли немецкие политики послевоенного времени. Однако в последние годы некоторые политические силы в Федеративной республике стали всё чаще и чаще прибегать к этой рецептуре, умело науськивая малооплачиваемых на безработных. То есть тех, кому незаслуженно мало платят, на тех, кто, безуспешно пытаясь найти себе хоть какую-нибудь работу, вынужден прозябать на пособии.

Справедливости ради надо всё же заметить, что реальная ситуация не так однозначна. Безусловно, есть определённая категория безработных, которые просто не хотят работать и с удовольствием проводят весь день на диване перед телевизором. Есть также и те, кто, кассируя полновесную социальную помощь и подрабатывая по-чёрному, обеспечивают себе весьма приличный материальный уровень, который невозможно поддерживать, «уйдя с социала» на белую, но низкооплачиваемую работу. Есть также и те, кто, не желая получать образование, обрекают себя на низкоквалифицированную работу, за которую предприятия не хотят платить достаточную для нормальной (заметьте, нормальной, а не сытой) жизни зарплату.

В то же самое время в нашем «социально-справедливом» (?) немецком государстве творятся совершенно несправедливые вещи. 6,50 евро в час как продавец, 4,00 евро как парикмахер и 5,50 евро как пекарь получают сегодня десятки тысяч работников не только в восточных землях, где Lohndumping особенно процветает, но также и в западных, где экономическая ситуация намного лучше. При полноценной рабочей неделе такого рода заработки в конечном итоге обеспечивают их получателям материальный уровень, соответствующий уровню пособия по безработице под названием Alg II, выплачиваемого членам клуба Hartz IV. Не верите, давайте посчитаем вместе.

Итак, 35-летняя парикмахер Тамара Бергман* из нижнесаксонского городка Salzwedel.

Брутто-зарплата 6,20 евро в час х 173 часа в месяц (40 часов в неделю) = 1074,00 евро.

  • § Минус 101,23 евро Kranken- und Pflegeversicherung (AOK),
  • § минус 105,25 евро Rentenversicherung,
  • § минус 16,11 евро Arbeitslosenversicherung,
  • § минус Lohnsteuer, Kirchensteuer и Solidaritätszuschlag (при Lohnsteuerklasse V) 136,71 евро,
  • § получается 714,70 евро нетто.

Если бы Тамара не работала, то размер её пособия был бы таким:

  • § 374,00 евро (Regelsatz),
  • § плюс 423,00 евро (Kaltmiete в пределах установленной в Нижней Саксонии нормы),
  • § плюс расходы на отопление в размере 64,35 евро (1,43 евро х на площадь квартиры 45 кв. м),
  • § итого 374,00 + 423,00 + 64,35 = 861,35 евро.

Иными словами, пособие Тамары было бы на 147 евро больше, чем её сегодняшний заработок за полную рабочую неделю.

Но поскольку Тамара Бергман живёт не одна, а с 40-летним мужем Вольдемаром*, который вкалывает в качестве складского рабочего по 40 часов в неделю за 8,00 евро в час, их суммарный доход всё-таки превышает пособие Hartz IV, выдаваемое семье из 2-х человек. Но если бы Тамара и Вольдемар потрудились произвести точный расчёт своих нетто-доходов, учитывая расходы на бензин (Вольдемар работает на расстоянии 50 километров от дома), налог на теле- и радиовещание (от которого освобождены получатели Alg II) и т. д., то они поняли бы, что их фактический материальный уровень ниже предусмотренного реформой Hartz IV.

Справедливо это или нет?!! НЕТ!!!

Рассмотрим пример под номером два.

55-летняя буфетчица Алина Бауэр* из города Cuxhaven зарабатывает намного больше (!) Тамары. Её почасовая ставка – 8,66 евро. При полной рабочей неделе брутто-заработок Алины равен 1.500,00 евро. Однако после вычета социальных отчислений (Lohnsteuerklasse III) она получает на руки всего 1.189,12 евро (1.500 – 141,38 Kranken- und Pflegeversicherung AOK – 147,00 Rentenversicherung – 22,50 Arbeitslosenversicherung). Её муж Александр*, которому исполнилось в этом году 60 лет, найти себе работу не может. Никакую! Возраст!!! Слава богу, сосед пристроил в пиццерию, где Александру платят 100,00 евро официально и 150,00 по-чёрному. За 87 часов работы в месяц (10 часов в субботу плюс 10 часов в воскресенье). Получается, 2,87 евро в час. Суммарный доход семьи таким образом равен 1.189,12 + 100 + 150 = 1.439, 12 евро. Если же отбросить неофициальные 150,00 евро, получится 1.289,12 евро.

Теперь попробуем рассчитать размер пособия Alg II, которое могли бы получать Алина и Александр:

  • § 711,00 евро (Eckregelsatz 374,00 + 337,00 на второго супруга),
  • § плюс 495,00 евро (фактическая Kaltmiete в пределах установленной в Нижней Саксонии нормы),
  • § плюс расходы на отопление в размере 81,51 евро (1,43 евро х на площадь квартиры 57 кв. м),
  • § итого 711,00 + 495,00 + 81,51 = 1.287,51 евро.

Получается, что «перейдя на социал» и сидя в кресле с газетой в руках, семья Бауэр получала бы всего на 1 евро 61 цент меньше. А с учётом дополнительного «белого» и «чёрного» заработка Александра даже на 248,39 евро больше (250,00 – 1,61).

Когда Алина увидела этот расчёт, её возмущению не было предела. Тяжело работая по 40 часов в неделю за 30 километров от дома, она фактически живёт хуже, чем аналогичная семья, получающая государственную помощь.

Разумеется, законодателям и прочим представителям политического и экономического истеблишмента хорошо знакомы подобного рода расчёты. Вот только выводы из этого они делают неправильные. Вместо того, чтобы, поприжав работодателей, развернуть широкую борьбу с Lohndumping’ом (см. текст в рамке) и ввести минимальную заработную плату в Германии, они, действуя по принципу «Разделяй и властвуй!», из года в год натравливают малооплачиваемую часть рабочего люда на получателей социальных пособий.

Падкие на сенсации и броские лозунги бульварные средства массовой информации с удовольствием потакают этой травле, подогревая негативное отношение к «сидящим на шее у государства тунеядцам». Например, к 53-летнему инженеру-машиностроителю Виктору Штайну* из Гёттингена, который уже пять лет воюет с биржей труда, отказывающейся отправить его на курсы автомехаников. Как у инженера без опыта работы в Германии у Виктора нет никакого шанса найти себе «нормальную» работу. А рабочим его не берут из-за отсутствия немецкого документа. По той же самой причине его не берут и в охранники, и в продавцы. Ведь сказано же: «без бумажки ты – ничто!». Так кто виноват в том, что Виктор, как говорится, «сидит на пособии»? Он сам или биржа труда?

А вот 40-летней Светлане Бирман* из города Halberstadt вначале вроде бы повезло. Получила немецкое образование (Ausbildung) по специальности продавец и более 5-ти лет проработала в одном из дискаунтеров. Раскладывала товары, таскала ящики с овощами, передвигала стеллажи. Пока не «сорвала спину». Медики запретили ей поднимать тяжёлое, что, разумеется, пришлось не по душе её работодателю, который уволил Светлану совсем по другой причине. Нашёл повод, придрался и выгнал. Зарплата у Светланы была невысокая, так что она сразу же «попала на Hartz IV». Конечно, Светлана неустанно писала Bewerbung’и. Но кому нужна продавец, которой запрещено поднимать тяжести? Так что шансы были почти нулевые. В конце концов, нашла себе Minijob в салоне игровых автоматов. С перспективой на дополнительные рабочие часы. Однако через два месяца биржа труда, для которой 400-евро-Job не является работой, сорвала её с места и отправила на двухмесячный курс под названием Bewerbungstraining. Пока Светлане рассказывали в какого цвета папке надо отправлять Bewerbung’и и в каких туфлях ходить на Vorstellungsgespräch’и, её место в салоне игровых автоматов отдали другому. Так что, после курса она снова «села на голый социал». Через некоторое время опять нашла работу. Продавцом в булочной на 40 часов в неделю. Однако при почасовой оплате 6,00 и нетто-зарплате 805,76 евро (Lohnsteuerklasse I, AOK) «слезть с пособия» ей всё-таки не удалось. Просто теперь из категории «социальщик-тунеядец» она попала в категорию «социальщик-прихлебатель», то есть в группу тех получателей пособий, которые при полной занятости вынуждены получать помощь от государства.

Если бы Светлана Бирман получала за свою работу не 6,00, а положенные по тарифу 7,82 евро в час, то её нетто-доход составил бы 998,55 евро, что позволило бы ей, наконец, «убраться с социала». Так кто виноват в том, что она «сидит на пособии»? Светлана или её работодатель?

Такого рода примеры политики замалчивают, потому что они не вписываются в схему их стратегии. Также Bild и Co не спешат рассказать своим читателям аналогичные истории, которые могли бы полностью реабилитировать значительную часть вынужденных получателей пособия Arbeistlosengeld II.

И тогда бы формула «Минимальная зарплата в Германии называется Hartz IV», курсирующая в средствах массовой информации, перестала бы искажать реальность и провоцировать нападки одних неимущих на других неимущих.

Введение тотальной минимальной заработной платы (Mindestlohn) на всей территории Федеративной республики прекратило бы безжалостную эксплуатацию наёмных работников и в значительной степени разгрузило бы социальные кассы. Ведь минимальная зарплата, давно уже действующая в 20-ти из 27-ми государствах Евросоюза доказала, что этот инструмент положительно влияет на социально-экономическую ситуацию в стране. А вот к какому социальному взрыву может привести Lohndumping, не могут спрогнозировать даже самые дальновидные эксперты.

Поэтому ответ на вопрос о том «ПОЧЕМУ В ГЕРМАНИИ НЕТ СМЫСЛА РАБОТАТЬ?», который очень часто задают друг другу простые бюргеры, напрашивается сам собой. Потому что, немецкая политическая и экономическая элита намеренно создала такую ситуацию в стране, которая позволяет политикам накануне очередных выборов натравливать одни слои населения на другие под улюлюканье сытого большинства. Не хотелось бы заканчивать эту статью на печальной ноте, однако исторические параллели невольно всплывают в памяти. Когда-то в Германии уже случалось такое…

*Упомянутые в тексте имена изменены

—————————————————————————————————————

Что такое Lohndumping?

Процесс введения демпинговых зарплат, или как говорят специалисты Lohndumping – это экономический инструмент работодателей, который нацелен на значительное снижение уровня оплаты труда наёмных работников с целью увеличения прибылей предприятий. О демпинговых зарплатах эксперты начинают говорить в том случае, если уровень оплаты 100%-й рабочей недели падает ниже минимального прожиточного уровня в стране или регионе. Некоторые же экономисты считают, что о    Lohndumping’е можно также говорить и тогда, когда заработные платы на предприятии ниже тарифных ставок в этой отрасли экономики или наёмный работник получает заработную плату, не превышающую двух третей характерной для этого региона зарплаты аналогичных работников других компаний.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige