Гимн жене Пушкина

В номере 

Автор

Каждый год в июньские дни мир русскоязычного сообщества,  не только в России, но и за ее пределами, отмечает день рождения бессмертного создателя русского литературного языка – Александра Сергеевича Пушкина. Особенно богаты пушкинскими вечерами юбилейные годы великого поэта, каким и является текущий 2012-ый год, в котором отмечается 175-летие со дня его гибели.

Эту трагическую для русской культуры дату мюнхенский «МИР» отметил в феврале в крупнейшем культурном центре Баварии «Гастайг» захватывающим, литературно-музыкальным спектаклем «Любовь, страсть, гибель». В то время как в июньские «пушкинские дни» творческий коллектив «МИРА» посвятил супруге поэта, его «Мадонне» — Наталье Николаевне Гончаровой  (1812-1863).

«Гимн женщине» – так назвала президент Центра русской культуры в Мюнхене «МИР» Татьяна Лукина, созданную ею к 200-летию Н. Н. Гончаровой-Пушкиной-Ланской литературно-музыкальную композицию. Надо сказать, что судьба Натальи Николаевны не раз становилась темой МИРовских вечеров, и не только на сугубо пушкинских мероприятиях, но также, например, на вечерах, которые были посвящены великим поклонницам поэта – поэтессам Анне Ахматовой и Марине Цветаевой, видевшим в образе Натальи Гончаровой, как впрочем, и многие представители русской культуры, только «бездушную красавицу», погубившую гениального поэта.

МИРовцы же, напротив, всегда представляли эту прекраснейшую из  российских красавец, как «без вины виноватую». Девизом им служили строки из письма Александра Сергеевича Наталье Николаевне: «Гляделась ли ты в зеркало и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете, а душу твою люблю я еще более твоего лица. Прощай, мой ангел…» (21.08.1833)

Как и поэтические строчки из его «Мадонны»:
«…Чистейшей прелести чистейший образец»

Именно под таким девизом прошел 17 июня 2012 года в мюнхенском культурном центре «Зайдл-вилла» двуязычный пушкинский вечер «Гимн женщине».

Самым неожиданным было увидеть в этот чудесный летний вечер, когда жители баварской столицы обычно спешат в свои знаменитые «биргартен» (пивные сады), да к тому же во время чемпионата Европы по футболу, в день игры сборной Германии, — такое огромное количество публики, истинных почитателей поэзии.

Наверное, еще и поэтому МИРовские артисты казались в этот вечер более обычного взволнованными, что постепенно передалось и зрителю, который внимал каждому слову и каждому звуку.

На протяжении двух отделений на сцене и в зрительном зале царила какая-то особая атмосфера торжественности. А разве могло быть иначе, когда  речь шла о той, которая вошла в жизнь «солнца русской поэзии» добрым ангелом, а оказалась, поневоле, злым.

Как проникновенно, трогая до глубины души своею красотой и грустью, звучали русские романсы на стихи Пушкина и его современников в исполнении певицы Светланы Прандецкой, в сопровождении гитариста Андрея Парфиновича.  Не менее завораживающе слушались также дуэты Светланы, которая, кстати, как и ее героиня Н.Н. Гончарова, родом из Калуги, с актером Сергеем Ивановым, обладателем не только приятного, низкого голоса, но еще и умением сопровождать свое пение на гитаре.

Эти ласкающие ухо и душу музыкальные номера гармонично сливались с рассказом об истории мучительной любви, сватовства, женитьбы и короткой, закончившейся трагедией, супружеской жизни «гения слова» и «гения красоты». Вели этот драматический рассказ, включающий в себя поэзию Пушкина и воспоминания современников, на немецком и русском языках, актеры Карин Вирц и Артур Галиандин. Манера их исполнения была подчеркнуто сдержанная, без эмоциональных обвинений и защит, тем самым как бы давая публике самой решать, «кто виноват»…  Переживания сменялись восхищением, моменты радости, глубокой скорбью.

Умирая, Пушкин сказал жене: «Ты ни в чем не виновата!» Его последние мысли были о ней, его «мадонне», «ангеле», «женке», «душке», «бой-бабе». Но и она, до конца жизни не могла его забыть, себя, невиновную, простить.

«Иногда такая тоска охватывает меня, что я чувствую потребность в молитве. …Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца», — писала в одном из своих писем Наталья Николаевна.  Так и случилось, ее образ, ее душа, остались для потомков загадкой. По преданию, она уничтожила свои письма к Пушкину, но зато сохранила все его письма к ней, в которых она не всегда представлена лучшим образом. И как права ее дочь от второго брака с П. Ланским – Александра Арапова, утверждая в своих воспоминаниях, что «…только женщина, убеждённая в своей безусловной невинности, могла сохранить (при сознании, что рано или поздно оно попадёт в печать) то орудие, которое в предубеждённых глазах могло обратиться в её осуждение».

МИРовские вечера тем и хороши, что зритель не только погружается в мир искусства, но и открывает для себя много нового, доселе совсем неизвестного, или напрочь забытого. Так было и в этот вечер, особенно когда речь зашла о графине Долли Фикельмон, внучке фельдмаршала Кутузова, жене австрийского посла, считавшейся в петербургском обществе «предсказательницей». Она оставила интереснейшие наблюдения о Пушкине и Наталье Николаевне. Одно из них: “Поэтическая красота госпожи Пушкиной проникает до самого сердца”, как нельзя более созвучно той романтической атмосфере, которую создали МИРовцы, чествуя в стенах раскинувшегося у подножия знаменитого Английского сада старинного особняка «Зайдл-вилла» — жену и музу великого русского поэта Наталью Николаевну Пушкину.

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige