Что значит много? Что значит мало? или Сколько должен зарабатывать немецкий врач

В номере 

Автор

Согласно данным журнала Forbes, самой высокооплачиваемой профессией в мире признана профессия врача-анестезиолога. В некоторых странах доход специалистов этого профиля зашкаливает за 150.000-160.000 евро в год. Следующими в рейтинге самых высокооплачиваемых профессий значатся врачи-гинекологи. За ними следуют стоматологи и хирурги. И только потом в этом списке появляется, наконец, профессия, не имеющая отношение к медицине, а именно – инженер. Почему же тогда немецкие врачи из года в год жалуются на низкие доходы? И не только жалуются, а просто бегут из Германии куда глаза глядят – в Англию, в Норвегию, в Ирландию, в Швейцарию?

Получается, что именно Федеративная республика является тем выпадающим из общемировой статистики островком, где врачи по какой-то непонятной причине зарабатывают гораздо меньше, чем их коллеги в других развитых странах? Так ли это на самом деле? А если так, то каковы истинные причины такого перекоса?

Немецкие врачи зарабатывают 5.500 евро нетто в месяц

В начале июля первые полосы средств массовой информации Германии пестрели заголовками о том, что немецкие врачи зарабатывают в среднем 5.500 евро нетто в месяц. Много это или мало? Справедливо это или нет? По сравнению с шефом автоконцерна VW Мартином Винтеркорном (Martin Winterkorn), получающим 9 млн. 330 тыс. евро в год брутто (777.500 евро в месяц), или с главой компании Siemens Петером Лёшером (Peter Löscher), зарабатывающим ежегодно 9 млн. евро (750.000 евро в месяц), это, безусловно – жалкие гроши. Но если сравнить среднестатистический нетто-доход врача с нетто-доходом среднестатистической немецкой семьи (не «сидящей» на пособии), равным, согласно данным Федерального статистического управления Destatis, 2.873 евро, или со среднестатистической нетто-зарплатой наёмного работника в западных землях, не превышающей, по данным газеты Die Welt, 2.400 евро в месяц, то выходит, что медики зарабатывают почти в два раза больше, чем их сограждане. И сентенции руководителя Федерального объединения больничных касс KBV (Kassenärztliche Bundesvereinigung) Андреаса Кёллера (Andreas Köhler) о низких доходах его подопечных звучат не только не очень убедительно, но просто кощунственно.

Однако, немецкие СМИ по сути дела немного передёргивают факты. В погоне за дешёвой популярностью они сравнивают совершенно несравнимое: заработки врача, то есть специалиста с высшим образованием, с заработками среднестатистического работника со среднестатистическим, то бишь, совершенно средним образованием (Realschulabschluss). Справедливее было бы сравнить доход врача с доходом инженера, экономиста или программиста, то есть с доходом специалиста, имеющего равноценную академическую степень (Akademiker).

Из прилагаемой к статье таблицы отчётливо видно, что хотя медики сегодня на самом деле зарабатывают больше, чем другие выпускники высших учебных заведений Германии, разница в доходах не настолько велика, чтобы говорить о привилегированном положении коллег Гиппократа. Это, во-первых.

Средняя температура по больнице нормальная

А во-вторых, анализируя доходы врачей, уместно было бы рассказать старый бородатый анекдот. Помните, как в одну из советских больниц приехала комиссия из обкома КПСС, которой было поручено проверить, всё ли в порядке в лечебном заведении, откуда в обком партии поступали тревожные сигналы о высокой смертности в больнице. На вопрос председателя комиссии о том, каково состояние пациентов, парторг браво рапортовал, что с учётом пятерых умерших с нулевой температурой тела и двух с половиной десятков больных с температурой 39-40, средняя температура пациентов по всей больнице (общее их число 57 человек, включая скончавшихся) нормальная, то есть 36,6 градуса!

Это я к тому, что нетто-зарплата немецкого врача в размере 5.500 евро, о которой возмущённо кричат газеты и журналы, никак не может пролить свет на истинное положение вещей. Если некий Chefarzt зарабатывает 9.200, а два Oberarzt’а по 6.100 нетто евро в месяц, то в результате нехитрых арифметических действий получается, что в этом же медицинском учреждении должны работать ещё как минимум 10 простых врачей с доходом по 2.140 евро нетто, чтобы в конечном итоге можно было бы выйти на искомые 5.500. Но и это ещё не всё. Анализируя доходы врачей, надо учесть также их различные статусы: владельцы праксисов – это представители свободной профессии (Freiberufler), а сотрудники больниц – работающие по найму. Кроме того, есть также и те, которые выступают в двух ипостасях: в больнице – за зарплату, вне больницы – в качестве консультанта, как Freiberufler. Попутно надо заметить, что доходы врачей, работающих по найму, значительно ниже доходов тех, кто владеет праксисами. При этом заработные платы врачей-чиновников (beamtete Ärztinnen und Ärzte) и врачей-служащих (angestellte Ärztinnen und Ärzte), работающих в государственных медицинских учреждениях выше, чем зарплаты медиков в частном секторе. И т.д., и т.п.

Так о каких, собственно, доходах идёт речь?! В отличие от многих других СМИ Frankfurter Allgemeine уточняет, что приведенная статистика касается лишь врачей, работающих в собственных праксисах (Kassenärzte). Однако, и здесь ситуация не так однозначна, какой она вырисовывается для неподготовленного читателя. Дело в том, что доходы этих специалистов, согласно тому же самому исследованию KBV, колеблются в диапазоне от 10.500 у нефрологов до 4.000 у домашних врачей (Hausarzt) и 2.160 евро нетто в месяц у психотерапевтов соответственно. Не говоря уже о больших региональных различиях. Стало быть, 5.500 – не более чем некая виртуальная величина, никоим образом не характеризующая истинное положение вещей.

Риск должен быть компенсирован

Конечно же, 4.000 евро нетто – это совсем неплохой доход. Если его получать в виде заработной платы. Но для домашних врачей, о которых идёт речь, эта сумма является разницей между доходной и расходной частью, то есть фактически чистой прибылью. Ведь Hausarzt – не работник по найму, а Freiberufler со всеми вытекающими отсюда последствиями. Какими? Весьма негативными. Давайте перечислим их по порядку.

Во-первых, отсутствие отпускных и рождественской премии. Уходя в отпуск, каждый работающий по найму получает за этот период текущую зарплату (Urlaubsentgelt) плюс иногда ещё и дополнительные деньги на отпуск (Urlausbgeld). Чего начисто лишён домашний врач, поскольку он – не наёмный работник, а самостоятельный предприниматель (Selbständige). То же самое касается в полной мере и так называемой 13-ой зарплаты.

Во-вторых, уходя на больничный, наёмный работник продолжает получать свою заработную плату в полном размере. Владелец праксиса же не только не получает никаких больничных денег, но в случае затянувшейся болезни просто теряет пациентов и, следовательно, лишается дохода. При том, что арендная плата за праксис и заработная плата его медсестёр автоматически снимаются с его банковского счёта и дальше.

В-третьих, являясь предпринимателем, он несёт полную ответственность за свой «бизнес», который может быть успешным, а может быть и неуспешным. О чём совершенно невозможно узнать заранее. В этом смысле наёмный работник не несёт никакой ответственности. Если его предприятие закрывается, он начинает получать пособие по безработице, на которое можно жить.

Так что, все эти риски, которым подвергает себя врач, открывающий собственный праксис, должны быть, разумеется, компенсированы. А учитывая этот нюанс, 4.000 евро нетто в месяц – откровенно говоря, маловато. Да и 5.500, о которых говорится в исследовании KBV, так же не очень много.

Короче говоря, огульный приговор о несоизмеримо высоких, с точки зрения средств массовой информации и «совсем невысоких (nicht üppig)» по словам руководителя KBV Кёллера, доходах врачей – это ничего более, как очередная кампания определённых структур, защищающих свои шкурные интересы. СМИ она нужна, чтобы поднять падающие тиражи, а бюрократическому монстру под названием Федеральное объединение больничных касс (KBV) – для того, чтобы укрепить свою популярность и сохранить высокооплачиваемые рабочие места для своих функционеров. Эту же цель, кстати сказать, преследует также и президент Федеральной врачебной палаты Германии Франк Ульрих Монтгомери (Frank Ulrich Montgomery), постоянно требующий тотального повышения зарплат медицинских работников.

Распределение средств в системе здравоохранения

На самом же деле, истинная причина недовольств кроется не в том, что в системе здравоохранения «крутится» мало денег. А в том, что эти средства распределяются не по справедливости, а в соответствии с совершенно иными критериями. Иногда противоречащими логике и здравому смыслу.

Чтобы понять, о чём идёт речь, достаточно рассказать о так называемом правиле Medikamentenregresse der GKV, которую доктор Кристиан Нунхофер (Christian Nunhofer) ругает на портале газеты Mittelbayerische Zeitung (www.mittelbayerische.de). Боясь перейти границу и попасть в ситуацию, когда врачу за выписанные больному лекарства придётся возвращать деньги больничной кассе, Hausarzt вынужден посылать пациентов с тяжёлыми хроническими заболеваниями к врачам-специалистам только для того, чтобы те выписали им необходимый рецепт. Но термины у Facharzt’а расписаны на несколько недель вперёд, а выписать рецепт без осмотра и обследования он не имеет права. Поэтому перед ним два выхода: либо заняться этим пациентом самому, либо направить его в больницу. В первом случае врач-специалист должен уделить очень много времени этому больному (разобраться в его проблемах с самого начала), что, безусловно, отвлечёт его от текущих дел, во втором – пациента, которого можно было бы обслужить амбулаторно, он из-за недостатка времени отправляет в стационар, что в конечном итоге обходится больничным кассам в кругленькую сумму. Отмена Medikamentenregresse, считает доктор Нунхофер, позволила бы Hausazt’ам выписывать больным более дорогие медикаменты, освободить Facharzt’ов для других дополнительных пациентов, за которых от больничных касс можно получить большие гонорары, и, наконец, освободить сами кассы от сверхзатрат на стационарное лечение.

Резюме

Но вернёмся к вопросу о заработках. Справедливости ради надо непременно отметить, что, согласно данным еженедельника Stern, доходы врачей за период с 1990-го по 2008-ой сократились почти на 50%, что вызвано, в первую очередь, значительным ростом числа выпускников медицинских вузов, а во вторую – неразумным распределением средств. Устранить первую причину невозможно, поскольку профессия врача считается одной из самых престижных, и желающих получить высшее медицинское образование становится всё больше и больше (в 1991-ом в Германии трудились без малого 245.000 врачей, в 2009-ом их число возросло до 326.000). Вторая причина устранима, если медикам совместными усилиями удастся, наконец, навести порядок в системе здравоохранения, прижав к ногтю чиновников от медицины. И тогда можно будет поднять зарплаты и повысить гонорары не за счёт повышения взносов в больничные кассы, а за счёт разумного и эффективного расходования денег.

Тем же, кто считает, что медики по сравнению с другими получают много, можно ответить так: это не врачи получают много, это все остальные получают мало…

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige