Александр Панкратов-Черный: «Журналистикой должны заниматься благородные люди!»

В номере 

Автор

Александр Панкратов-Черный

Артист Панкратов-Черный всегда создает впечатление балагура-весельчака, поэтому, готовясь к разговору, я настраивался на веселую волну. Однако с первых же минут я понял, что Александр, мягко говоря, не любит моих коллег по цеху, и мне, по сути, пришлось держать удар за всех представителей «второй древнейшей» профессии, в том числе и «желтой» ориентации. Ради справедливости хочу отметить, что к концу нашей беседы прославленный комедийный актер уже не был столь категоричен, его голос потеплел, а ответы стали более развернутыми и полными.

— Александр Васильевич, какие у вас сложились отношения с журналистами?

— У меня плохие отношения с журналистами, и отношение к современной журналистике тоже отрицательное!

— А вы читаете, что о вас вообще пишут в прессе?

— Обо мне, к сожалению, пишут всякие гадости. Я должен сказать, что в современной журналистике абсолютно не затрагиваются темы духовного плана. Журналистам важен скандал, и самое страшное, что иногда пишут то, что даже не хочешь говорить близким людям. Вот, например, когда был болен Олег Иванович Янковский, то он это старался скрывать даже от близких, а журналисты об этом узнали, за деньги подкупили медсестер, получили информацию и опубликовали, чтобы об этом узнала вся страна! И эту вакханалию устроили, когда человек был смертельно болен. В журналистику, к сожалению, пришло слишком много подонков и всякой похоти! Именно это больше всего интересует современных журналистов, а не судьба человека или его биография!!!

— Может быть, в нашем сегодняшнем обществе есть востребованность в получении подобной «желтой» информации, ведь, как известно, спрос рождает предложение.

— Нет, дело в другом, — просто у журналистов нет совести! Они играют на низменных чувствах людей, понимаете? А я считаю, что журналистикой должны заниматься благородные люди и освещать светлые стороны жизни, вести человека к добру, а не смаковать всевозможные человеческие недостатки и не плести интриги!

— Я полностью согласен с вами, что подобные вещи вообще недопустимы! В одном из ваших интервью я прочитал, что вы, несмотря на экранный образ весельчака-балагура, в душе – грустный человек. Это действительно так?

— Да, это действительно так. Не нужно путать мои работы в кино с тем, каким я являюсь на самом деле…

Александр Панкратов-Черный

— Я читал вашу биографию, — она довольна бурная: вы окончили Горьковское театральное училище, но потом связали дальнейшую творческую судьбу с кинематографом — как артист и кинорежиссер. Ваш кинодебют состоялся в фильме Кончаловского «Сибириада». Как произошло ваше знакомство с Андреем Сергеевичем?

— С Андроном меня познакомил мой однокурсник Володя Грамматиков. Кончаловский был членом жюри в Мангейме, где увидел мою курсовую работу и заинтересовался мной как кинорежиссером. Он пригласил меня помощником на «Сибириаду», — я был ассистентом Андрона, заодно и снялся в небольшой роли. Это и стало моим кинодебютом.

—  Какая из киноролей стала для Вас знаковой, после которой Вы, как говорится, «проснулись знаменитым»?

—   Это картина «Мы из джаза» и роль Стёпы Грушко. Кроме того, я очень люблю фильмы Карена Шахназарова – «Зимний вечер в Гаграх», «Курьер», ещё могу отметить мою трогательную роль в фильме «Десять лет без права переписки», где я сыграл одноногого дворника Кольку-татарина…

— Вы много раз говорили, что не обладаете музыкальными способностями. Как же вас взяли на роль музыканта в фильм Карена Шахназарова «Мы из джаза»?

— Да, это так, у меня нет никакого музыкального слуха, но благодаря хорошим учителям и интенсивному тренингу, это удалось показать на экране. Во всяком случае, аппликатуру мы соблюдали очень точно!

— Что происходит у вас на театральных подмостках?

— Я участвую в трёх антрепризных спектаклях. Два – в Санкт-Петербурге, а третий – в Москве. Это – комедии. Первая – «Заложники любви», где я играю мужа, явившегося с того света к жене, которая собирается выйти замуж за американца, – вот такая комедия положений! А второй спектакль называется «Любовь – не картошка, не выбросишь в окошко!» Мы там играем вместе с Ниночкой Усатовой. Мой герой  сломал ногу и не может ходить. Это тоже комедия. А сейчас мы играем третью антрепризу, в трагикомедийном жанре. Там речь идёт о двух старушках-блокадницах, которых пытаются выселить из квартиры, а я играю роль бомжа – бывшего прапорщика в отставке.

— Вы  ощущаете свой возраст?

— (Оживляясь) Да вы знаете, я возраста не ощущаю. Иногда в голову приходит мысль: «Неужели я уже столько прожил?» И даже сам этому порой удивляюсь!

— Я знаю, что у вас немало друзей, можете назвать наиболее близких из них?

— Среди друзей, прежде всего, я хочу выделить Сашу Михайлова, а вообще друзей у меня действительно много, всех и не перечислить!

— Александр Михайлов, как я понимаю – ваш земляк…

— Нет, вы ошибаетесь, Саша Михайлов – читинский парень, а я – с Алтая. Просто мы с ним вместе возглавляем фонд памяти Миши Евдокимова: он – президент фонда, а я – председатель попечительского совета. Мы ежегодно устраиваем в Верх-Обском – на родине Миши Евдокимова – фестиваль искусств.

—  Дорогой Александр Васильевич, в заключение нашей беседы я хочу от имени наших читателей пожелать вам крепкого здоровья и новых ролей в театре и в кино!

— Большое спасибо, Евгений! Дай вам Бог здоровья!

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige