Оставить ребенка в Германии, если чиновники против

В номере 

Автор

© WavebreakmediaMicro - Fotolia.com

Когда Анатолий (имя изменено) уезжал в Германию, он был уверен, что разлука с близкими будет непродолжительной.  «Обустроишься сам, тогда и нас с сыном вызовешь», —  успокаивала супруга.  С тех пор минуло более десяти лет.

Тяжело было привыкать на новой родине, но Анатолий, благодаря своему трудолюбию, достиг многого: собственная квартира, стабильный заработок. Только одно омрачало жизнь: он так и остался без семьи. Супруга, несмотря на свои клятвенные заверения приехать, осталась вместе с сыном в России, нашла нового спутника жизни.

И вот, после долгих лет разлуки пятнадцатилетний Сергей (имя изменено)  приезжает в гости к отцу. Много чего узнал Анатолий из жизни сына. Отчим с первого дня невзлюбил мальчика, по его адресу постоянно сыпались брань и попреки. От матери, к тому времени заболевшей, не было никакой защиты. Поэтому Сергей со слезами на глазах стал проситься остаться с отцом. И хотя тот не был силен в юриспруденции, всё же догадывался, что сделать это будет ох как не просто!

Первое же посещение ведомства по делам иностранцев подтвердило эту догадку: чиновники категорически отказались удовлетворить просьбу наших героев. По их мнению, во-первых, Анатолий не обладает единоличными родительскими правами. Во-вторых, при получении визы Сергей, дескать, указал недостоверные сведения: заявленная им цель была гостевой (еду, мол, к отцу в гости), а на самом деле, он уже в тот момент планировал остаться с отцом навсегда (т.е. вводил в заблуждение посольских чиновников). Свой отказ ведомство оформило в виде решения, которое можно было обжаловать только в судебном порядке.

В процессе подготовки к судебным «баталиям» особое внимание я обратил на условия, в которых Сергей жил на Родине. Связавшись с его матерью, я выяснил, что состояние здоровья не позволяет ей в должной мере исполнять родительские обязанности.  Постоянные боли в области сердца, головокружения, онемение конечностей, головные боли – вот неполный пакет её болезней. Практически все заработанные деньги уходят на врачей и лекарства. Вторая беда – постоянные пьянки отчима Сергея. Если мальчик вернется домой, то его ждет ужасная жизнь. Об этом отчим недвусмысленно дал понять.

Проанализировав ситуацию, я понял: шансы на успех высоки. Формально чиновники правы — действительно, общая норма   Закона  § 32 Abs. 3 AufenthG (Закон об иммиграции) требует, чтобы родитель, с которым воссоединяется ребенок, обладал единоличными родительскими правами. Но чиновники «не приметили» специальной нормы (4 § 32 AufenthG), согласно которой, воссоединение, тем не менее, возможно в рамках исключительного случая. Во главу угла ставятся интересы ребенка (Kindeswohl). Обязательному учёту подлежит и семейная ситуация, сложившаяся вокруг ребенка (familiäreSituation). Каждое дело само по себе уникально, а Закон предоставляет широкие  возможности  для успешной работы в процессе доказывания наличия «исключительного случая».

В нашем деле мне удалось доказать, что мать в силу болезни не может воспитывать ребенка,  вследствие чего, ребенок попал в критическую ситуацию.  Кроме матери  в России Сергей более не имеет близких людей (родственников), способных позаботиться о нём. Отец, проживающий в Германии, напротив, имеет не только горячее желание воспитывать сына, но и располагает для этого материальными средствами.

Аргументированная позиция произвела на ведомство впечатление. В результате, чиновники согласились удовлетворить наши требования в рамках мирового соглашения.

Михаил Амирагов, адвокат, член рабочей группы по правам иностранцев и политических беженцев Федерального Союза адвокатов, Франкфурт- на- Майне, тел. 069-20977840

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige